А теперь пребывают сии три:  вера, надежда, любовь, но  любовь из них больше.

… Будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобресть:
Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев;
(…) Для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых.

Буква убивает, а дух животворит.

Вера же есть осуществление ожидаемого и  уверенность в невидимом.

Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною.

Где Дух Господень, там  свобода.

Где нет закона, нет и преступления.

Для чистых все чисто.

Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю.

Если Бог за вас, кто против вас?

Если внешний наш  человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется.

Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напои его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья.

Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а  любви не имею, то я - медь звенящая, или кимвал звучащий.
Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю  веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто.
И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, - нет мне в том никакой пользы.

Знание надмевает, а  любовь назидает.

Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; ибо, если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении.

И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят на нас и говорят, будто мы так учим?

Когда умножился грех, стала преизобиловать благодать.

Когда язычники, не имеющие закона [Божия], по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах.