Мы часто утешаемся пустяками, ибо пустяки нас и огорчают.

Надеясь снискать благосклонность женщины, мужчина первый делает шаг навстречу - это не просто обычай, это  обязанность, возлагаемая на него природой.

Насколько справедливее кажется защитнику дело, за которое ему щедро заплатили.

Насколько справедливее кажется защитнику дело, за которое ему щедро заплатили!

Нас утешает любой пустяк, потому что любой пустяк приводит нас в  уныние.

Нашему уму свойственно верить, а воле - хотеть; и, если у них нет достойных предметов для веры и желания, они устремляются к недостойным.

Нашему уму свойственно верить, а воле - хотеть; и если у них нет достойных предметов для веры и желания, они устремляются к недостойным.

Наше своеволие таково, что, добейся оно всего на свете, ему и этого будет мало. Но стоит от него отказаться - и мы полны довольства.

Неоспоримо, что вся людская нравственность зависит от решения вопроса, бессмертна душа или нет. Меж тем  философы, рассуждая о нравственности, отмечают этот вопрос. Они спорят о том, как лучше провести отпущенный им час.

Неоспоримо, что вся людская нравственность зависит от решения вопроса, бессмертна душа или нет. Меж тем  философы, рассуждая о нравственности, отметают этот вопрос. Они спорят о том, как лучше провести отпущенный им час.

Непостижимо, что Бог есть, непостижимо, что Его нет; что у нас есть душа, что ее нет; что мир сотворен, что он нерукотворен…

Непостижимо, что Бог есть, непостижимо, что его нет, что у нас есть душа, что ее нет; что мир сотворен, что он нерукотворен…

Несомненно, что худо быть полным недостатков; но еще хуже быть полным их и не желать сознавать в себе, потому что это значит прибавлять к ним еще  недостаток самообмана.

Нет  беды страшнее, чем гражданская смута. Она неизбежна, если попытаться всем воздать по заслугам, потому что каждый тогда скажет, что он-то заслужил награду.

Нет  беды страшнее, чем гражданская смута. Она неизбежна, если попытаться всем воздать по заслугам, потому что каждый тогда скажет, что он-то и заслужил награду.

Нет несчастья хуже того, когда человек начинает бояться истины, чтобы она не обличила его.

Нет ничего постыднее, как быть бесполезным для общества и для самого себя и обладать умом для того, чтобы ничего не делать.

Нехорошо быть слишком свободным. Нехорошо ни в чем не знать нужды.