Так протекает вся жизнь: ищут покоя, боясь бороться против нескольких препятствий, а когда эти препятствия устранены, покой становится невыносимым.

Только кончая задуманное сочинение, мы уясняем себе, с чего нам следовало его начать.

Убить нас может любая малость, даже предмет, созданный для нашего удобства; например, нас убивают стены дома или, скажем, ступеньки лестницы, если мы неосторожно ступаем.

Ухо наше для лести - широко раскрытая дверь, для правды же - игольное ушко.

Хороший острослов - дурной человек.

Хотите, чтоб о вас хорошо говорили, - не говорите о себе хорошего.

Хотите, чтобы люди поверили в ваши добродетели? Не хвалитесь ими.

Хотите, чтобы о вас хорошо говорили, - не говорите о себе хорошего.

Хотите, чтобы о вас хорошо говорили, не говорите о себе хорошего.

Человека иногда больше исправляет вид зла, чем пример добра, и вообще хорошо приучиться извлекать пользу из зла, потому что оно так обыкновенно, тогда как  добро так редко.

Человек - всего лишь тростник, слабейшее из творений природы, но он - тростник мыслящий. Чтобы его уничтожить, вовсе не надо всей Вселенной: достаточно дуновения ветра, капли воды. Но пусть даже его уничтожит Вселенная, человек все равно возвышеннее, чем она, ибо он сознает, что расстается с  жизнью и что слабее Вселенной, а она ничего не сознает.

Человек не  ангел и не животное, и  несчастье его в том, что чем больше он стремится уподобиться ангелу, тем больше превращается в животное.

Человек не  ангел и не животное, и  несчастье его в том, что, чем больше он стремится уподобиться ангелу, тем больше превращается в животное.

Человек, решивший исследовать, на чем зиждется закон, увидит, как непрочен, неустойчив ею фундамент, и, если он непривычен к зрелищу сумасбродств, рожденных людским воображением, будет долго удивляться, почему за какое-нибудь столетие к этому закону стали относиться так  почтительно и благоговейно.

Человек сотворен, чтобы думать.

Человек страдает невыносимо, если он принужден жить только с самим собой и думать только о себе.

Человек страдает невыносимо, если он принужден жить только с самим собою и думать только о себе.

Человек чувствует, как тщетны доступные ему удовольствия, но не понимает, как суетны чаемые; в этом причина людского непостоянства.