В  кино я хожу только тогда, когда внук придет и скажет: «Боня, посмотри этот фильм, он хороший». И тогда я иду в кино. Недавно посмотрел «Катынь» Вайды. Но это не внук, это мне Вайда посоветовал.

Правила жизни в Esquire

Если классику играл, то и  жизнь недаром прошла. Все мы временны, а классика будет вечно.

В интервью газете «Труд» (2008)

Если поверишь в то, что каждый твой шаг на сцене — великое искусство, то это уже катастрофа! Только сомнение дает прогресс.

В интервью газете «День» (2011)

Завелось такое количество звездочек в  кино и с такой гордыней, что не знаешь, как к ним подступиться. Ничего не сделали, глаза налево, направо скосили, но уже подавай им космический корабль.

В интервью газете «Труд» (2008)

Как говорил Михаил Александрович Ульянов, «я не хочу пополнять когорту бездарных театральных и кинорежиссеров». — Отвечая на вопрос, не хотел ли он заняться режиссурой.

В интервью Александру Ткаченко (2011)

Мне все говорят: Богдан, ты помешался на своих украинцах. А я вот недавно выяснил, что  семья Фрейда была родом из Украины, из местечка Тысменица. Поехал туда. Вот, говорю, ведь Фрейд из ваших мест. А они без понятия. Сидят все и норковые шубы шьют.

Правила жизни в Esquire

Надо уметь радоваться успехам других, а  зависть и гордыню в себе давить, потому что они к добру не приводят.

В интервью газете «Труд» (2008)

Нас всех научили быть с двойным, тройным дном. Помните фразу «Мы говорим „партия“ — подразумеваем „Ленин“, мы говорим „Ленин“ — подразумеваем „партия“»? И так всю  жизнь — одно говорим, другое подразумеваем.

В интервью газете «Труд» (2008)

У нас очень трудно быть министром. Потому что заведено у нас так: если ты  артист — ты хороший, а если стал министром — ты уже плохой. Причем сразу, на следующий день.

Правила жизни в Esquire

Шекспир сказал: «Мир — театр и все мы в нем актеры». А Сковорода еще дополнил, сказал: «И каждый играет ту роль, на которую его поставили». Я думаю, это правильно.

В интервью Александру Ткаченко (2011)

«Я видел величественную Амазонку, но дыхание у меня перехватывает от спокойного величества Днепра… Роскошь Версаля поразила меня, но мне больше нравится уютная красота Массандровского дворца в Крыму… Я видел еще много чего, но я люблю Украину. И верю: вы тоже любите!»..

Из рекламы проекта «Киевстар» «Поделитесь любовью к Украине»

Я вообще-то конфликтный человек. Был. В молодости.

В интервью Александру Ткаченко (2011)

Я говорю, что я украинский актер, который снимается в российских фильмах. А в Польше я говорю, что я украинский актер, который снимается в польских фильмах.

В интервью Александру Ткаченко (2011)

Я горжусь Шевченковской премией. Она для меня очень дорога. Я ее очень и очень поздно получил. Я ее получил в 93-м году. Причем символично — за Шолом-Алейхемовского «Тевье-Тевеля».

В интервью Александру Ткаченко (2011)

Я действительно много повидал, немало путешествовал на машине, поездом, самолетом, был даже на мысе Доброй Надежды, на краю земли, где пингвины ходят! Интересно, но честно скажу, побывать в далеких краях хорошо, но в Украине — лучше! У нас есть столько прекрасных мест!

В интервью газете «День» (2011)\

Я не люблю войну, потому что с детства боюсь стрельбы. Мне было всего три года, но я хорошо ее помню. Помню, как  немцы давали детям шоколад. Как предупреждали: сейчас тут начнется битва, уходите из домов. И теперь всю  жизнь меня преследует страх. Этот страх иногда заставлял меня драться, идти против больших людей. Может быть, именно из-за него я и пошел в кино. Ведь в  кино ты легко можешь спрятаться — это не ты, это всегда кто-то другой.

Правила жизни в Esquire

Я уверен: чтобы человеку глупости в голову не лезли, его всегда надо загружать работой так, чтобы он мертвым домой приходил.

Правила жизни в Esquire

[Я учу молодых актеров], как себя морально вести жизни. Я не учу их играть, потому что этому научить невозможно. Я учу, как им быть, работать, наконец, жить в театре.

В интервью Александру Ткаченко (2011)