…появление ОМОНа на улицах не только не гарантирует безопасность граждан, а, наоборот, создает риск для  жизни и здоровья населения.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Предстоит еще написать историю революции. Но сначала ее предстоит совершить.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

При всех формальных свободах люди в России сегодня чувствуют себя более бесправными, чем в советскую эпоху.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Приход масс в политику может быть осуществлен двумя методами — либо радикальные формы демократии, либо тоталитаризм. Тоталитаризм — это авторитарный режим, использующий те же методы мобилизации у масс, какие применяются в демократии. Если его что-то отличает от авторитаризма «традиционного типа», то только это.

прошлое не может быть только великим, и корни позорного настоящего надо искать именно там.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Россия всегда страдала одновременно и от перепроизводства образованных людей, и от недостатка образования. Общество было неспособно полноценно использовать способности и  знания интеллигента, но не переставало нуждаться в нем. Те, кого угораздило родиться в России с умом и талантом, да еще приобрести знания где-то в «Германии туманной» или в хорошем отечественном университете, неизбежно чувствовали себя «лишними людьми». Не потому, что они были не нужны обществу, а потому, что это  общество и собственная роль в нем их не устраивали.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Русская буржуазия всегда была беспомощна, зависима от  государства и иностранцев. После революции она исчезла без следа, не оставив после себя ни доброй памяти, ни даже культурной традиции. Зато бюрократический абсолютизм, власть коррупции, беззаконие и государственная дикость имеют у нас глубокие корни. Здесь преемственность никогда не прерывалась.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Смысл традиции исключительно в ее непрерывности.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Собственная страна для них [демократов] не то чтобы чужая, но чуждая, неправильная. Она раздражает и пугает их.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Советская система не стала и не могла стать социалистической в марксистском смысле этого слова.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

…советский период стал временем стремительного роста численности и влияния интеллигенции.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Социальная сфера, играющая все большую роль в  жизни человечества, не может развиваться вне государства, но в то же время структуры государства совершенно непригодны для нее.

Сталинский Термидор, так же как и Термидор французский, был по своей сути контрреволюцией, выросшей из самой революции и являющейся в значительной степени продолжением и завершением революции. Именно поэтому одинаково бессмысленны и попытки отделить большевизм от сталинизма, и попытки свести большевизм к подготовке сталинизма.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Старая номенклатура разрешала собственный кризис ценой разрушения системы. Она стремилась сохранить свои позиции, конвертируя власть в  деньги, чтобы затем с помощью денег удержать власть.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Тех [диссидентов] кого не смогли сломить тюрьмы, сломали коридоры власти.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Фальсификация выборов — проявление слабости господствующего класса.

Чем более «гибкой» является бизнес-структура, тем более она склонна концентрироваться на краткосрочных задачах, жертвуя долгосрочными.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.

Чем более сомнительны права собственности, тем более полицейским должно быть государство.

книга Управляемая демократия: Россия, которую нам навязали, 2005 г.