Театр революции начинается с виселиц.

Те, кому много дано, надеются на амнистию.

Те, кому мы кричали «да здравствует!» вчера, здравствуют и сегодня.

Те, кто предсказывают погоду, не несут ответственность за тех, кто ее делает.

Те, кто распинал Христа, потом клялись его именем, что даже гвоздь не могут забить в стену.

Те, кто умывали руки, когда талант втаптывали в грязь, потом клялись, что у них руки чистые.

Телевизор — это окно в мир, зашторенное экраном.

Тел на душу населения приходится больше, чем душ.

Телу — время, душе — вечность.

Тем, кому нельзя отказать в уме, отказывают в остальном.

Тень хамелеона переливается всеми цветами радуги.

Теоретически мы живем, практически — выживаем.

Теория считается верной, пока она может объяснить то, что не сумела доказать практика.

Теряя голову, трудно сохранить лицо.

Те, у кого не было жизни на этом свете, надеются, что она есть на том…

Тех, кого понимаешь как себя, простить особенно трудно.

Тех, кто верил, что счастье не в деньгах, становится все меньше и меньше.

Тех, кто выше сытости, съедают первыми.