Блок - это явление Рождества во всех областях русской жизни.

Будущее - это худшая из всех абстракций. Будущее никогда не приходит таким, каким его ждешь. Не вернее ли сказать, что оно вообще никогда не приходит? Если ждешь А, а приходит Б, то можно ли сказать, что пришло то, чего ждал? Все, что реально существует, существует в рамках настоящего.

В траве, на кислице, меж бус
Брильянты, хмурясь, висли,
По захладелости на вкус
Напоминая рислинг.

Если это существует, можно и  умереть.

Перефразированный отзыв Пастернака о «Реквиеме» А. Ахматовой: «Теперь и умереть не страшно» (согласно записи в дневнике Л. Чуковской от 4 дек. 1939 г., со слов Ахматовой). 15 дек. 1939 г. Чуковская записала в своем дневнике: «Я понимаю Бориса Леонидовича: если это существует, можно и умереть». Чуковская Л. К. Записки об Анне Ахматовой. – М., 1997, т. 1, с. 58, 64 .

Им стараешься добро, а они норовят тебе нож в ребро.

Книга есть кубический кусок горячей, дымящейся совести - и больше ничего.

Маяковского стали вводить принудительно, как картофель при Екатерине. Это было его второй смертью.

«Люди и положения» (1956-1957; опубл. в 1967 г.), гл. «Перед первою мировою войною», 14. Пастернак Б. Собр. соч. в 5 т. – М., 1991, т. 4, с. 338

Ни у какой истинной книги нет первой страницы. Как лесной шум, она зарождается бог  весть где, и растет, и катится, будя заповедные дебри, и вдруг, в самый темный, ошеломительный и панический миг, заговаривает всеми вершинами сразу, докатившись.

Но в том то и дело, что человека столетиями поднимала над животными и уносила ввысь не палка, а музыка: неотразимость безоружной истины, притягательность ее примера.

Но  старость - это Рим, который
Взамен турусов и колес
Не читки требует с актера,
А полной гибели всерьез.

Поговорить о  жизни и  смерти.

13 июня 1934 г. Сталин позвонил Пастернаку в связи с делом О. Э. Мандельштама. Пастернак сказал, что хотел бы встретиться и поговорить. «О чем? – О жизни и смерти». Сталин повесил трубку. Мандельштам Н. Я. Воспоминания. – М., 1989, с. 137 (гл. «Истоки чуда»).

Попадаются люди с талантом. Но сейчас очень в ходу разные кружки и объединения. Всякая стадность - прибежище неодаренности, все равно верность ли это Соловьеву, или Канту, или Марксу. Истину ищут только одиночки и порывают со всеми, кто любит ее недостаточно.

С кем протекли его боренья? С самим собой, с самим собой…

Современные течения вообразили, что  искусство как фонтан, тогда как оно - губка. Они решили, что искусство должно бить, тогда как оно должно всасывать и насыщаться. Они сочли, что оно может быть разложено на  средства изобразительности, тогда как оно складывается из органов восприятия. Ему следует всегда быть в зрителях и глядеть всех чище, восприимчивей и верней, а в наши дни оно познало пудру, уборную и показывается с эстрады.

Сознание - яд, средство самоотравления для субъекта, применяющего его на самом себе.

Среди ее стихов осталась запись
Об этих днях, где почерк был иглист,
Как тернии, и  ненависть, как ляпис,
Фонтаном клякс избороздила лист.

Ты видишь, ход веков подобен притче…

Что значит быть евреем? Для чего это существует? Чем вознаграждается или оправдывается этот безоружный вызов, ничего не приносящий, кроме горя?