Может быть, человек разумный имеет к разуму не большее отношение, чем очковая змея к широко распространенному оптическому устройству?

«Сказка о тройке»

Мораль: никогда не ори на начальника - ори на подчиненных и терпеливо ожидай, пока до начальника дойдет, в чем дело и как ему поступать надлежит…

«Бессильные мира сего»

Мы думаем дождь!

«Гадкие лебеди»

Научить не кланяться авторитетам, а исследовать их и сравнивать их поучения с  жизнью.
Научить настороженно относиться к опыту бывалых людей, потому что жизнь меняется необычайно быстро.
Научить презирать мещанскую мудрость.
Научить, что  любить и плакать от любви не стыдно.
Научить, что скептицизм и  цинизм в жизни стоят дешево, что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни.
Научить доверять движениям души своего ближнего.
Научить, что лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому.
Научить, что дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других.
И научить их, что один человек ни черта не стоит.

Не в громе космической катастрофы, не в пламени атомной войны и даже не в тисках перенаселения, а в сытой, спокойной тишине кончается история человечества.

Второе нашествие марсиан

Некогда в наше время любить: автобусы переполнены, в магазинах очереди, ясли на  другом конце города, нужно быть очень молодым и очень беззаботным человеком, чтобы оказаться способным на любовь. А любят сейчас только пожилые пары, которым удалось продержаться вместе четверть века, не потонуть в квартирном вопросе, не озвереть от мириад всеразъедающих мелких неудобств, полюбовно поделить между собой власть и обязанности.

«Хромая судьба»

Нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы исправить.

Пикник на обочине

«Неужели три взрослых, пожилых человека, три старика не могут обойтись без лаврового листа? С их огромным опытом, с их выдержкой…»

«Полдень, XXII век»

Но ведь не может быть так, чтобы среди тысячи дорог не нашлось верной!

Желание странного

Он был по натуре своей аккуратист и терпеть не мог любого беспорядка. Может быть, именно поэтому, напившись и потеряв человеческий облик, он всегда такой отвратительный беспорядок учинял.

«Бессильные мира сего»

Он приезжал к обеду и ужину усталый, испачканный жирной графитовой смазкой, жадно ел, перебрасывался короткими фразами с товарищами и торопливо возвращался в гараж или ложился в постель.

«Страна багровых туч»

«…по дорогам и тропинкам, изъеденные комарами, со сбитыми в кровь ногами, покрытые потом и пылью, измученные, перепуганные, убитые отчаянием, но твердые как сталь в своем единственном убеждении, бегут, идут, бредут, обходя заставы, сотни несчастных, объявленных вне закона за то, что они умеют и хотят лечить и учить свой изнуренный болезнями и погрязший в невежестве народ; за то, что они, подобно богам, создают из глины и камня вторую природу для украшения жизни не знающего красоты народа; за то, что они проникают в тайны природы, надеясь поставить эти тайны на службу своему неумелому, запуганному старинной чертовщиной народу… Беззащитные, добрые, непрактичные, далеко обогнавшие свой век…»

«Трудно быть богом»

Познание бесконечности требует бесконечного времени. А потому работай не работай – все едино.

Понедельник начинается в субботу

Политика - это  искусство отмывать дочиста очень грязной водой.

«Обитаемый остров»

Поль встретил здесь также одного почвоведа, который явно бездельничал: пил парное молоко, ухаживал напропалую за хорошенькой зоопсихологичкой и все звал ее на болота Амазонки, где еще есть чем заняться уважающему себя почвоведу.

Полдень XXII век

Почему не помолчать, когда все ясно без слов?

Пикник на обочине

Просто удивительно, как быстро проходят волны восторга. Грызть себя, уязвлять себя, нудить и зудеть можно часами и сутками, а восторг приходит и тут же уходит.

Отель «У погибшего альпиниста»

Сейчас по конторам многие навострились спать с открытыми глазами…

«Сказка о тройке»