Ведь Чансу <Кан Ювэй>[комм. 5] потому не признает <существования в Китае> рабства и упорно настаивает на введении конституции, которая бы ликвидировала ростки революции, что он всю жизнь, кривя душой и сдерживая волю, находится на рабском положении.

Все очень просто. Люди боятся мук голода, холода и одиночества в старости, но если у тебя исчезают желания, то и мучиться тебе приходится гораздо меньше – если приходится вообще. И даже если желания все еще есть, но есть искреннее стремление от них избавиться, то можно жить на очень далеком расстоянии от всяких подъемов и спадов человеческого существования – и иметь совершенно другие по содержанию радости, не похожие на те, что влекут людей.

«Основы Дао» (1900-1919)

Для того, чтобы народ обрел власть, необходимо, чтобы в его среде появились талантливые и умные люди, способные установить законы… Если глупый и неграмотный народ начнет вводить законы управления, то не будет никакой пользы, а лишь возникнет сплошная неразбериха в отношении того, что полезно, а что вредно, и тогда не будет иного выхода, кроме как запретить <подобную практику>.

Если инородцы овладеют Китаем, современники и потомки лишатся чинов и жалованья.

Если монарх, принеся пользу обществу, становится одиноким (ду), это не лучше, чем когда одинокий становится правителем общества. <…> Если прекрасное дерево растет вместе с вонючей травой, то никто не захочет укрыться в его тени, к тому же разве можно уклониться от звука и запаха? Опорой для феникса является ветер; молодые фениксы не способны объединяться в стаи, поэтому множество их погибает. Те осы, которые не находят себе пару, остаются одинокими, так появляются правители и подданные. И подобных примеров огромное множество. Следовательно, малое сообщество (сяо цюнь) является врагом большого сообщества (да цюнь), а великие одинокие (да ду) – не что иное, как основа большого сообщества.

«Разъясняю... (понятие Одинокий)» (1894)

Если следовать эволюции безо всякой смелости и большого сердца, то очень скоро препятствия и неудачи надломят тебя, сделают пессимистом – и тогда в отчаянии захочешь все бросить, чтобы отойти в сторону… Именно поэтому у всякого человека действия так важна воля, сила духа – она должна как минимум соответствовать его эволюционному потенциалу. Сила руки не может быть меньше замаха руки! – только так человечество сможет, в конце концов, достигнуть той переломной точки, после которой эволюция уже не будет цикличной.

«Случайная эволюция» (1906-2012)

Конституция ведет к концентрации власти, парламент имеет склонность к обретению могущества, а президент равен монарху… Если не искореним этих трех жучков-древоточцев, то Китаю и дня не будет покоя.

Но с другой стороны, мало ли человеческое зло по сравнению со звериным? Может, оно еще и больше? Тигры едят людей, а люди едят коров и лошадей, так что с точки зрения коров и лошадей люди ничем не отличаются от тигров. Вообще человеческая жестокость сродни тигриной, если не значительно хуже. Тигры ведь едят людей, но не своих собратьев-тигров, а люди наиболее жестоки как раз к себе подобным.

«Теория обще-отдельной эволюции» (1906)

Первого числа первого месяца <(то есть, 8 февраля 1902 года)> У Цюаньсуй… посетил меня. «Я слышал, что вы в американском колледже на лекциях не сдержанны. Губернатор Цзянсу Энь Мин направил в институт проверяющего, а миссионеры сказали, чтобы он уехал. Опасаюсь беды. Поскорее бегите в Японию».

Революционеры — это бандиты, а конституционалисты — проститутки.

Смогут они <маньчжуры> или не смогут осуществить реформы, с ними нужно покончить, смогут они или не смогут спасти народ, их все равно нужно порешить.

…тот, кто дорожит своим телом, на самом деле дорожит кое-чем иным, а именно – всеми теми страданиями, которые ему это тело приносит. Означает это еще, что жизнь и смерть на самом деле – одно и то же, и что единственная разница между радостями и горестями – в нашем сердце и нигде более, ибо с объективной точки зрения ни радостей, ни горестей не существует. А как только человек перестает дорожить собой, концентрироваться на себе – так тут же у него получается не допускать до себя всякого рода страданий. <…> Телесность есть основа «я», а желания и страхи – основа страдания.

«Основы Дао» (1900-1919)

Эволюция идет в обе стороны – подобно тому, как тень сопровождает предметы, как тень возникает под любым холмиком. Все дело в том, что чем больше у людей знаний, тем больше у них и желаний – и ничего с этим не поделать. Когда-то добро и зло были невелики по размеру – а ныне вот, размеры вселенские. Когда-то наслаждение и страдание были невелики – а ныне вот, больше некуда. Все хотят добиться добра и наслаждения, а ведет ли в итоге эволюция к максимуму счастья? Может, она, наоборот, ведет к максимуму несчастья? То, что эволюция существует, отрицать нельзя, но и использовать ее вряд ли возможно.

«Теория обще-отдельной эволюции» (1906)

Я сказал <Тан> Цайчану: «Тот, кто действительно стремится добиться возрождения славы ханьцев, не должен колебаться и упускать случай. Если же вы хотите спасти трон, то у меня другие интересы». Поэтому я отрезал косу <Бянь-фа>, чтобы показать свой разрыв <с ними>.

Я являюсь бесправным жителем <…> к тому же родился хилым и не обладаю энергией скакуна <…> Тем не менее, пребываю в тоске и скорби, сетуя на отсутствие целомудрия в мире, <…> сожалея, что не приобрел учеников. Я огорчен, что в союзе патриотов нет выдающихся; что взяв на себя обязанности рыцарей, они <…> растеряли своих людей. <…> Несмотря на мои непременные старания превратиться в одинокого (ду), я никак не могу этого добиться. Настоящее время представляет собой эпоху, когда духи и мудрецы покинули этот мир, но я не могу декламировать стихи наподобие Куан Цзеюя или водрузить на голову таз, как Пан Цзыцин. Ради будущих поколений я <готов> измазаться в грязи. Даю слово.

«Разъясняю... (понятие Одинокий)» (1894)