Мисс доброй надежды.

Мудрых украшает дар речи, глупцов — его отсутствие.

На отстрел зверя в себе лицензии не требуется.

На сцене до того натурально чокались, что зрителей потянуло в буфет.[1]

Ничто так не мешает восхищению чужим талантом, как отсутствие собственного.

Опыт превращает дурака в опытного дурака.

Останавливаться на достигнутом подобает только памятникам.

Отдавая дань времени мелкой монетой, не требый взамен крупных купюр.

Писал до того непонятно, что его чуть было не сочли гением.

Подчеркивание чужих недостатков своих не перечеркивает.

Похвала — дама, приятная во всех отношениях.

Предисловие было столь обстоятельным, что сам роман решено было не печатать.

Сердце — очень хрупкая вещь: оно бьется.

Слава подобна эфиру: сперва усыпляет, а затем улетучивается.

Трещины воспитания затрещинами не загладишь.

Уж лучше жить чужим умом, чем собственной глупостью.

Чем мельче душа, тем легче ей уйти в пятки.

Юморист трудился круглошуточно.