В сущности, теоретическая физика слишком трудна для физиков.

Давида Гильберта спросили об одном из его бывших учеников. «А, такой-то? — вспомнил Гильберт. — Он стал поэтом. Для математики у него было слишком мало воображения.»

Значимость научного труда измеряется количеством более ранних публикаций, которые теперь уже не нужно читать.

Каждый век имеет свои проблемы, которые последующая эпоха или решает, или отодвигает в сторону, как бесплодные, чтобы заменить их новыми.

Каждый человек имеет некоторый горизонт взглядов. Когда он сужается и становится бесконечно малым, то превращается в точку. Тогда человек говорит: «Это моя точка зрения».

Математика и  техника живут в полнейшем согласии и будут жить так и впредь, потому что между ними нет ничего общего.

Разрешите мне принять, что дважды два — пять, и я докажу, что из печной трубы вылетает ведьма!

У каждого свой горизонт знаний и интересов, а когда он сужается до одной точки, это называется точкой зрения.