Они считали чувство вины ошибкой а угрызения совести — слабостью. Они всегда были практичны и никогда — сентиментальны. Но  дружба их не имела границ.