Свобода, в чем бы она ни заключалась, теряется, как правило, постепенно.

…Себялюбие …порождает правила справедливости и является первым мотивом соблюдения последних.

Склонность к радости и надежде - истинное счастье; склонность к опасению и меланхолии - настоящее несчастье.

«Случай» и «судьба» - это одни только пустые слова: упорное благоразумие - вот  судьба человека.

Тот счастлив, кто живет в условиях, соответствующих его темпераменту, но тот более совершенен, кто умеет приспосабливать свой темперамент к любым условиям.

Удовольствие и неудовольствие не только являются необходимыми спутниками прекрасного и безобразного, но и составляют саму их сущность.

У нас нет иных мотивов, которые побуждали бы нас исполнять обещания, кроме чувства долга. Если бы мы думали, что обещаниям не присуща нравственная обязательность, мы не чувствовали бы склонности соблюдать их.

Услуга, оказанная нам, приятна главным образом потому, что льстит нашему тщеславию и свидетельствует о добром расположении и уважении к нам лица, ее оказавшего.

Фантазия пробегает весь мир, собирая идеи, относящиеся к какому-нибудь предмету.

Хотя природные способности и нравственные качества в общем находятся на одном уровне, однако между ними существует то различие, что первые почти не меняются посредством искусственного воздействия, тогда как вторые, или по крайней мере поступки, проистекающие из них, могут быть изменены при помощи таких мотивов, как награды и наказания, одобрение и  порицание.

Человеку, который долго говорит о себе, трудно избежать тщеславия.

Чем больше образ жизни человека зависит от случайности, тем сильнее он предается суеверию …

Я ни в коей мере не вступлю в  противоречие с разумом, если предпочту, чтобы весь мир был разрушен, тому, чтобы я поцарапал палец.