Мир всегда будет находиться с Америкой в таких вот странных отношениях: любить ее и ненавидеть одновременно.

Мне нравится, как Джек Николсон в «Беспечном ездоке» пьет виски, а потом, помните, издает такой какой-то звук: «й-ип, й-ип, й-ип». Или Бельмондо в фильме «На последнем дыхании». Каждый раз, когда он видит фото Богарта, он касается своих губ. Или Брандо в «Крестном отце» - та штука с розой. Еще я могу назвать и других людей, не актеров. Вот Роберто Клементе - знаете, бейсболист? Каждый раз, когда он бил по мячу, он как-то так делал шеей… Или Джефф Хорнасек, баскетболист, знаете? Каждый раз, когда он делал штрафной бросок, он дотрагивался до своей скулы. Жесты - это круто. Они заметны. Они врезаются в  память.

Мой любимый фильм из числа тех, в которых я снимался? «Коротышка - большая шишка». Моя первая роль со словами. И даже с лаем.

Мой «прославленный взгляд искоса», говорите? Да, я его постоянно репетирую.

Моя  мать умерла, когда мне было девять. Так уж сложилась моя  жизнь.

Музыка - это да. Она меня отпускает на волю.

На первом курсе в колледже я записался на курс актерского мастерства - просто так, чтобы набрать нужное количество часов и при этом не перетрудиться.

Однажды мой  брат сказал: «Бенни, тебе стоило бы пойти в актеры». Я обалдел. «Чего?» - говорю. Наверно, он разглядел во мне что-то такое, чего я сам не замечал.

Приятно, когда твоя работа доставляет людям радость. Это заставляет тебя относиться чуть серьезнее к тому, что ты делаешь. Словно в твоей деятельности есть смысл.

Роберт Родригес готовит зашибенную пиццу. Вы себе представить не можете, как его пицца хороша. Эх! Он готовит пиццу, как… Что? В чем его секрет? Блин, это не ко мне вопрос. Спросите у него сами, а? Не знаю, понравится ли ему, если я разболтаю.

Сбор материала, вживание в образ - это не система Станиславского, а здравый смысл.

С другими я не соревнуюсь. Я соревнуюсь сам с собой.

Состояться - значит получать деньги за то, что ты умеешь делать хорошо.

Тебе самому ни за что не определить, чего ты стоишь на самом деле. Ну скажет тебе кто-то: «Ты хороший актер». А другой: «Никуда ты не годишься». Иди разберись, кто из них прав.

Хороший сценарий всего лишь хорошее сырье. Берешь его и начинаешь с ним работать, делаешь из него что-то. Все равно что взять кусок хорошей кожи: раскраиваешь его, распяливаешь или что там с ним делают - и в итоге получаешь хорошую пару ботинок. Хороший ломоть пиццы может быть ничуть не хуже 200-долларового обеда в ресторане.

Что я узнал за свою жизнь о женщинах? Ну-у,  брат… Это как замысловатая карта… Думаю, мы все ломаем головы над этой картой.

Я не бегу к телевизору, чтобы увидеть что-то конкретное. Разве что иногда, когда я дома, могу сесть и посмотреть «CSI: место преступления» или там «Друзей».