В самом начале его правления он [Дионисий Старший] был осажден восставшими против него гражданами, и  друзья советовали ему сложить власть, если он не хочет умереть насильственной смертью; но он, посмотрев, как быстро падает бык под ударом мясника, сказал: «Не стыдно ли мне, убоявшись столь краткой смерти, отказаться от долгой власти?»

[Дионисий Старший] наложил на сиракузян побор: они плакались, взывали к нему и уверяли, что у них ничего нет. Видя это, он приказал взять с них и второй побор, и третий. Но когда, потребовав еще большего, он услышал, что сиракузяне над ним смеются и издеваются у всех на виду, то распорядился прекратить побор. «Коли мы им уже смешны, - сказал он, - стало быть, у них уже и впрямь ничего больше нет».

[Дионисия Старшего] укоряли, что он чествует и выдвигает одного человека, дурного и всеми нелюбимого. Он ответил: «Я хочу, чтобы хоть кого-то люди ненавидели больше, чем меня».

Если они смеются, значит, у них и впрямь ничего больше нет.

Дионисий «наложил на сиракузян побор: они плакались, взывали к нему и уверяли, что у них ничего нет. Видя это, он приказал взять с них и второй побор, и третий. Но когда, потребовав еще большего, он услышал, что сиракузяне над ним смеются и издеваются у всех на виду, то распорядился прекратить побор: „Коли мы им уже смешны, стало быть, у них уже и впрямь ничего больше нет“» (Плутарх, «Изречения царей и полководцев», 20, 5). Плут.-99, с. 500.

На вопрос, есть ли у него свободное время, он [Дионисий Старший] ответил: «Нет, и никогда пусть не будет!»

Нельзя отказываться от власти, пока ты на коне, можно - когда тащат за ноги.

Нельзя отказываться от власти, пока ты на коне, можно – когда тащат за ноги.

Приводится у Тита Ливия, ХХIV, 22, 9. Ливий, 2:166.

О, если бы я мог быть третьим в вашей дружбе!

Фраза восходит к легенде о двух пифагорейцах – противниках Дионисия, впервые рассказанной в сочинении Аристоксена «Жизнь Пифагора» (ок. 350 до н.э.). Один из них «пришел к сроку казни, чтобы освободить друга»; Дионисий даровал жизнь обоим (Цицерон, «Тускуланские беседы», V, 22, 63; также: Диодор Сицилийский, «Историческая библиотека», Х, 4, 3). Gefl. Worte-01, S. 157; Цицерон-00, с. 354; Фрагменты ранних греческих философов. – М., 1989, с. 463.

Тиран Дионисий (…) однажды оказался в окружении осаждавших его карфагенян; не было никакой надежды на спасение; когда же он (…) решил спастись бегством, отплыв на корабле, один из его  друзей решился сказать ему: «Прекрасный саван - единоличная власть».

Я хочу, чтобы хоть кого-то люди ненавидели больше, чем меня.

В ответ на упреки, что он выдвигает человека дурного и всеми нелюбимого (Плутарх, «Изречения царей и полководцев», 20, 11). Плут.-99, с. 500.