Если взять десять человек из тех, кто смотрит липовую картину и ревет в три ручья, так поручиться можно, что из них девять окажутся в душе самыми прожженными сволочами.

Некоторые из моих лучших друзей — дети. В сущности, все мои лучшие друзья — дети.

Я параноик наоборот. Я подозреваю, что другие сговариваются, чтобы меня осчастливить.