Для русского материальные ценности и принципы, за ними стоящие, значат слишком мало, а чувства и выражение их - слишком много.

Жизнь - не скаковая лошадь, которая никуда не сворачивает от старта до финиша.

Идеализм возрастает прямо пропорционально расстоянию от проблемы.

Литература оставляет следы не на земле, а на зыбучих песках Времени, и я сочувствую сыщику, который должен по тем следам обнаружить беглеца.

Любовь, которая боится препятствий - не любовь.

Никто не может заставить писателя чувствовать и видеть жизнь так, а не иначе. После того как он научится читать и писать, единственное, чему он может поучиться у других, - это как не следует писать. Подлинный наставник писателя - сама жизнь.

Одностороннее самопожертвование - ненадежная основа семейной жизни, потому что оскорбляет другую сторону.

Приходилось ли вам когда-нибудь видеть скелет змеи, одного из самых удивительных и изящных земных созданий? Так вот, литературу можно сравнить со скелетом бесконечной змеи: каждый позвонок чем-то отличается от предыдущего и все-таки таинственным образом соединен с ним.

Публика - это безвольный и беспомощный потребитель того, чем ее снабжают.

Разве человеческая жизнь - а она ведь такая хрупкая, - сохранилась бы вопреки всем нашим бедам и тяготам, если бы жить на свете не стоило?

Русский характер, если можно говорить о нем как о чем-то едином в стране, населенной многими народами, практически безразличен к ценности времени и места; главное для него - чувства, а еще больше, пожалуй, - выражение чувств, так что он не успевает достигать своих целей до того, как новые волны чувств смывают их прочь.

Русский характер - это непрестанные приливы и отливы, и чисто русское словечко «Ничего!» хорошо выражает фатализм этих нескончаемых колебаний.

Русский человек, во многих отношениях чрезвычайно привлекательный, неспособен остановиться на чем-то определенном. Поэтому он всегда был и, думается, всегда будет жертвой той или иной бюрократии.

Спасительной силой в нашем мире является спорт - над ним по-прежнему реет флаг оптимизма, здесь соблюдают правила и уважают противника независимо от того, на чьей стороне победа.

Хорошая драматургия, как и всякое другое искусство, требует страстной приверженности дисциплине, предельного самоуважения, стремления к максимальной верности и красоте изображения и еще способности смотреть в глаза правде.

Художник - будь то  музыкант, живописец, скульптор или  писатель - дитя многих поколений, воистину верующих, которые с высоко поднятой головой шагали, не сводя глаз с путеводной звезды.

«Шедевры» и «талантливые вещи» растут, как шиповник, а потом их охотно сваливают в компот.