Бесцельно со стороны воспитателя говорить об обуздании страстей, если он дает волю какой-либо собственной страсти; и бесплодными будут его старания искоренить в своем воспитаннике порок или непристойную черту, которые он допускает в себе самом.

В дурно воспитанном человеке смелость принимает вид грубости; ученость становится в нем педантизмом; остроумие - шутовством, простота - неотесанностью, добродушие - льстивостью.

Великое искусство научиться многому - это браться сразу за немногое.

…Вещи бывают добром и злом только в отношении удовольствия и страдания. Добром мы называем то, что способно вызвать или увеличить наше удовольствие… Злом… называем то, что способно причинить нам или увеличить какое-нибудь страдание…

Волю и  желание нельзя смешивать… Я хочу действия, которое тянет в одну сторону, в то  время как мое желание тянет в другую, прямо противоположную.

Где кончается закон, начинается тирания.

«Второй трактат о государственном правлении» (1690)

Двадцать проступков можно простить скорее, чем одно нарушение правды.

Девять десятых тех людей, с которыми мы встречаемся, являются тем, что они есть - добрыми или злыми, полезными или бесполезными - благодаря воспитанию.

Действия людей - лучшие переводчики их мыслей.

Дурные примеры, несомненно, действуют сильнее хороших правил.

Едва ли есть что-либо более нужное для  знания, для спокойной жизни и для успеха всякого дела, чем  умение человека владеть своими мыслями.

Если строгость и приводит к исцелению от скверной наклонности, то этот результат часто достигается за счет насаждения другого, еще худшего и более опасного недуга - душевной пришибленности.

Есть два вида неблаговоспитанности: первый заключается в робкой застенчивости, второй - в непристойной небрежности и непочтительности в обращении. И того и другого можно избегнуть соблюдением одного правила: не быть низкого мнения ни о себе, ни о других.

Зависть есть беспокойство души, вызванное сознанием того, что желательным нам благом завладел другой, который, по нашему мнению, не должен обладать им раньше нас.

Истинное мужество выражается в спокойном самообладании и в невозмутимом выполнении своего долга, невзирая ни на какие бедствия и опасности.

Истинное мужество готово встретиться с любой опасностью и остается непоколебимым, какое бы бедствие ни угрожало.