Правительство, поставившее своей целью счастье подданных, послужит благу, какая бы этическая теория его на это не вдохновляла.

Профессионально заниматься инвестициями – дело крайне утомительное и требующее чрезмерного напряжения для любого, кто не склонен к азарту; кто же подвержен этому, должен платить соответствующую дань.

Рассказывают, что семьдесят переводчиков Септуагинты заперли в семидесяти комнатах с текстом Библии на древнееврейском языке, а когда их открыли, они предоставили семьдесят идентичных переводов. Произойдет ли такое чудо, если семьдесят множественных корреляторов запрут с одним и тем же статистическим материалом?.

Ряд событий, которые я смутно предчувствую, представляют собой – подобно концу света – нестрахуемые риски, так что и переживать о них нечего.

Спекулянты не приносят вреда, если остаются пузырями на ровной поверхности потока предпринимательства. Однако положение становится серьезным, когда предпринимательство превращается в пузырь в водовороте спекуляции. Когда расширение производственного капитала в стране становится побочным продуктом деятельности игорного дома, трудно ожидать хороших результатов.

Общая теория занятости, процента и денег.

С течением времени я все больше убеждаюсь в том, что лучший способ инвестиций - это вложить приличную сумму денег в предприятия, о которых кто-то что-то знает и в правильность управления которыми кто-то не слишком верит.

Трудность заключается не столько в разработке новых идей, сколько в том, чтобы отойти от старых.

Уклонение от налогов — единственное интеллектуальное занятие, которое все еще окупает себя.

Хороший банкир, увы, не тот, кто предвидит опасность и избегает ее, а тот, кто переживает крах в общепринятой и надлежащей манере вместе с коллегами, так что никто не может его в чем-то обвинить.

Часто самому прозорливому [фондовому брокеру] выгоднее не предугадывать реальный ход событий, а понимать психологию толпы – и поступать наперекор общему безумию. Такой игрок, как бы высоко себя не ставил, на деле понимает немногим больше, чем толпа.

Честно говоря, золотой стандарт - это варварский пережиток.

Монетарная Реформа (1924), с. 172

Я работаю на  государство, которое презираю. Презираю за политику, которую считаю подсудной.

В письме к Дункану Гранту (15 Декабря 1917)