Бог каждое утро сеет новые слова в наших сердцах.

Божественная философия! Ты не сурова и не суха, как думают глупцы, но музыкальна ты как лютня Аполлона! Отведав раз твоих плодов, уже вечно можно вкушать на твоем пиру тот сладкий нектар, от которого нет пресыщения.

Верный может иногда отступать от буквы, даже от предписаний Евангелия, во исполнение более возвышенного закона - закона любви.

Долг нечто гораздо более существенное, чем даже слова, и к исполнению его следует более благоговейно стремиться.

Дурные вести бегут, хорошие плетутся прихрамывая.

Если жена превосходит своего мужа в благоразумии и умении и он с охотой уступает, тогда вступает в  действие высший и более естественный закон, согласно которому более мудрый должен управлять менее мудрым, безразлично, мужчина он или женщина.

Кто царствует внутри самого себя и управляет своими страстями, желаниями и опасениями, тот более чем  царь.

Любовь должна не туманить, а освежать, не помрачать, а осветлять мысли, так как гнездиться она должна в  сердце и в рассудке человека, а не служить только забавой для внешних чувств, порождающих одну только страсть.

Может быть, не меньше служит тот
Высокой воле, кто стоит и ждет.

Может быть, не меньше служит тот Высокой воле, кто стоит и ждет.

Нация, которая не может управлять собою, но отдает себя в  рабство собственным вожделениям, будет порабощена другими хозяевами, которых она не выбирала, и будет служить им не добровольно, а против своей воли.

Не тот является еретиком, кто согласно своему пониманию следует Писанию, но тот, кто следует указаниям церкви вопреки своей совести и пониманию, основанному на Писании.

Свобода - вот кормилица всех великих талантов: она, подобно наитию свыше, очистила и просветила наши души; она сняла оковы с нашего разума, расширила его и высоко подняла над самим собой. Дайте мне поэтому свободу знать, свободу выражать свои мысли, а самое главное - свободу судить по своей совести.

Следите зорко за книгами, многие из них подлежат строгому суду, как злоумышленные преступники: отнимая драгоценное время у читателя, они наносят смертельные удары хорошим книгам, в которых авторы сосредоточили всю суть житейской мудрости в  назидание потомству.

Я не могу похвалить слабую и робкую добродетель, непроворную и замкнувшуюся, которая не делает вылазок и не имеет врагов, а крадется по жизненному пути, вместо того чтобы по жаре и пыли бежать за венком бессмертия.