Выглядеть недостаточно плохо для актера гораздо опаснее, чем недостаточно хорошо.

Если я буду поступать правильно, а мои намерения останутся чисты, я верю, что все в моей жизни сложится хорошо.

Как актер я предпочитаю маленькую команду, меньше контроля и суеты и больше свободы для самовыражения.

Когда масштаб людей совпадает с их властью, это смахивает на совершенство.

Некоторые люди приходят в этот мир с таким объемом знаний, что трудно поверить, что они живут впервые.

Не отдавайте свое сердце на растерзание с легкостью, пусть люди потрудятся, чтобы достать его.

Несчастья — это землетрясения, авиакатастрофы, гибель «Титаника». Но никак не провальный фильм.

Однажды я имел такую честь, танцевать с принцессой Дианой. На гала-приеме в Белом доме, в Вашингтоне. Она была там с мужем, принцем Чарльзом. Диана была как-то по-девчачьи очаровательна и мила. Возможно, во время нашего танца вернулась в детство, когда смотрела «Бриолин» — мюзикл, где я играл. (Улыбается.) Неудобно было ее спрашивать. (Улыбается.) Возможно, в эти мгновения именно я предстал в роли ее Прекрасного Принца.

Прекрасный момент в жизни, когда можешь сам выбирать свою судьбу.

С детства очень любил возиться с малышами. Всегда играл со своими племянниками и племянницами. А сам стал отцом только в 38 лет.

Стоит мне надолго оторваться от семьи, чувствую себя страшно одиноко. Как в те годы, когда еще был холостяком. И мне не нравится это чувство одиночества и страха. Совсем не нравится.

У меня есть странная особенность: когда мне кажется, что я не могу привнести в роль ничего сверх того, что другой актер может сделать, я отказываюсь от нее.

Характер может быть прописан в сценарии от и до, но ты все равно интерпретируешь его по-своему.

Я всегда счастлив возможности спеть или станцевать, к сожалению, не в каждом фильме это получается.

Я никогда не принимаю решения на основании того, что скажут другие люди. Поэтому ни о чем и не жалею — ведь это я сам, и больше никто, принимал то или иное решение. А винить себя — ни к чему хорошему не приводит…