Вопрос не в том, одарены ли животные разумом, могут ли они говорить, а в том - могут ли они страдать.