Были времена, когда работа в студии звукозаписи была для меня самым большим наслаждением. Но и это прошло.

Вы не представляете, как часто мы были на пороге смерти: самолеты загорались, автомобили переворачивались, приезжали на место - толпы готовы были затоптать нас в восторге погони за нами. Время сжималось, мы превращались в стариков.

Главное - продавать диски и делать деньги. Никакого отношения к таланту это не имеет. Сегодня есть группы, которые продают много дисков, а потом исчезают.

Единственное, что мне нужно — это духовное спокойствие и деньги, которые позволят мне ничего не делать и которые будут всегда под рукой, если я что-нибудь захочу сделать.

Если бы не Эрик Клэптон, нам пришлось бы пройти через кучу всяких неприятных вещей, которые обычно сопровождают развод, - склоки, ссоры, битье посуды и раздел черепков.

Если вам нравится состояние ненависти, то всегда найдется тот, кого вы возненавидите.

Если вы когда-то действительно писали музыку, вы будете продолжать это делать.

Есть ль у дьявола свое радио? Да! Это сплетни.

Жизнь каждого человека пульсирует в своем собственном ритме, поэтому тебе дают слово или звук,называемые мантрой,которые пульсируют в этом же ритме. Используя мантру…можно проникнуть на более тонкий уровень… мантра становится все тоньше и прозрачнее, пока, наконец, не растворяется - и тогда ты попадаешь на уровень чистого сознания.

Знаете, что меня раздражает в современной музыке? В ней все начинается с большой буквы "Я".

Каждому, кто вышел из низов, а затем поднялся наверх и увидел, как все пресмыкаются перед ним, ясно: победителей любят все, только проигрывают все в одиночку.

Когда люди очень уж близки, наступает момент, когда дружба стареет, когда вырастаешь из нее.

Когда я работаю в саду, все проблемы вылетают у меня из головы.

Легко казаться мудрым, когда поешь. Если не мудрым, то умудренным. В жизни хранить лицо куда сложнее.

Лично меня злило, что мы стали такие знаменитые, что на нас, как на группу музыкантов уже никто не обращал внимания, а мы были очень даже неплохой группой, особенно в самом начале карьеры.

Мир — это праздничный пирог. Возьмите себе кусок, но не ешьте целиком, а то желудок не выдержит.

Мои штаны не становятся шире или уже каждые шесть месяцев. Моя музыка остается такой, какая она есть, и именно такой она мне нравится.

Мы никогда не продавались. Мы могли бы заработать на рекламе «Кока-колы», но не шли на это, а в поте лица трудились над своими песнями, всячески избегая прослыть тупицами, стяжателями и горлопанами.