Для писателя ссылка, быть может, еще более тяжела, чем для художника, даже для поэта, ведь в ссылке он теряет контакт с живой жизнью, все его впечатления сводятся к улице, кафе, церкви, борделю, кабинету.

Если бросить камень, то непременно попадешь в племянницу епископа.

Если хотите увидеть картину будущего, представьте себе сапог, наступающий на человеческое лицо.

Жизнь может дать только одно облегчение - кишечника.

И католики, и коммунисты полагают, будто их  противник не может быть одновременно и честным и умным.

Каждое поколение считает себя более умным, чем предыдущее, и более мудрым, чем последующее.

Когда говорят, что  писатель в моде, это почти наверняка означает, что восхищаются им только люди до тридцати лет.

Когда я сажусь писать, я не говорю себе: «Сейчас я создам шедевр!» Я пишу, потому что хочу изобличить ложь или привлечь внимание людей к какому-то факту. Главное для меня - быть услышанным.

Кто управляет прошлым, тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым.

Лучшие книги говорят то, что известно и без них.

Люди могут быть счастливы лишь при условии, что они не считают счастье целью жизни.

Люди с пустыми желудками никогда не впадают в отчаяние; собственно говоря, даже не знают, что это такое…

Мне иногда кажется, что цена свободы - это не столько постоянная бдительность, сколько вечная грязь.

Многие люди вольготно чувствуют себя на чужбине, лишь презирая коренных жителей.

Нам, представителям среднего класса, кроме правильного произношения, терять нечего.

Национализм - это жажда власти в сочетании с самообманом.

Невозможно написать ничего толкового, если постоянно не подавлять в себе личное. Хорошая проза - как чисто вымытое оконное стекло.

Неискренность - главный враг ясной речи.