Неопровержимый признак гения: его книги не нравятся женщинам.

Общество всегда должно требовать от своих членов чуть больше, чем они могут дать.

Общество можно считать тоталитарным, когда все его структуры становятся вопиюще искусственными, то есть когда правящий класс утратил свое назначение, однако цепляется за  власть силой или мошенничеством.

Озлобленный атеист не столько не верит в  Бога, сколько испытывает к нему неприязнь.

Они (английские интеллектуалы) могут проглотить тоталитаризм по той простой причине, что в своей жизни они не знали ничего, кроме либерализма.

Особенность тоталитарного государства та, что, контролируя мысль, оно не фиксирует ее на чем-то одном. Выдвигаются догмы, не подлежащие обсуждению, однако изменяемые со дня на день. Догмы нужны, поскольку нужно абсолютное повиновение подданных, однако нев

От популярного писателя ждут, что он все  время будет писать одну и ту же книгу, забывая, что тот, кто пишет одну и ту же книгу дважды, не в состоянии написать ее даже один раз.

Очень многие получают от  жизни удовольствие, но в целом жизнь - это  страдание, и не понимать этого могут либо еще очень молодые, либо совсем глупые люди…

Патриотизм по природе своей не агрессивен ни в военном, ни в культурном отношении. Национализм же неотделим от стремления к власти.

Писатели, которые не хотят, чтобы их отождествляли с историческим процессом, либо игнорируют его, либо с ним сражаются. Если они способны его  игнорировать, значит, они, скорее всего, глупцы. Если же они разобрались в нем настолько, чтобы вступить с ним в бой, значит, они достаточно умны, чтобы понимать: победы не будет.

Пока святые не докажут свою невиновность, их следует считать виновными.

Политический язык нужен для того, чтобы ложь звучала правдиво, чтобы убийство выглядело респектабельным и чтобы воздух можно было схватить руками.

Правительство всегда должно быть готово ответить на вопрос: «А что вы будете делать, если..?» Оппозиция же брать на себя ответственность и принимать решения не обязана.

Противники интеллектуальной свободы всегда пытаются изобразить, что они призывают к борьбе «за дисциплину против индивидуализма».

Профессиональный спор - это  война без стрельбы.

Реклама - это когда изо всех сил колотят палкой по днищу пустой кастрюли.

Самый быстрый способ закончить войну - это потерпеть поражение.

Свобода - это возможность сказать, что дважды два - четыре. Если это не запрещено, все остальное приложится.