Парламент имеет не больше права запускать руку в мой карман, чем я в его.

Поскольку меч - последнее средство обеспечения наших свобод, его надлежит сложить первым, как только эти свободы будут твердо установлены.

Правильная для нас политика – избегать постоянных союзов с какой-либо частью остального мира.

Прощальное обращение к нации 17 сент. 1796 г.

Правительство не наделено разумом или красноречием; это  сила. Подобно огню, оно - опасный слуга и чудовищный хозяин.

Результаты выборов прямо пропорциональны количеству выставленного избирателям бренди.

Свобода, раз она пустила корни, быстро вырастает.

Сражаясь за свободу, мы должны быть осмотрительными и не нарушать свободу совести других, всегда памятуя, что Бог - судья над сердцами людей.

Став солдатами, мы не перестаем быть гражданами.

Речь в провинциальном конгрессе Нью-Йорка 26 июня 1775 г., после назначения командующим Континентальной армией

Трудись, чтобы в твоей душе не умерли те крошечные искры небесного огня, что зовутся совестью.

Трус, знающий, что в случае дезертирства его ждет смерть, пойдет на  риск в бою.

Хорошо, я умираю тяжело, но я не боюсь умирать.

Человек устроен так, что в него вложено много зажигательного материала.

Я абсолютно уверен, что никто не должен ни на минуту колебаться прибегнуть к оружию для защиты бесценного дара свободы, от которого зависит все  добро и зло в  жизни, однако оружие, смею добавить, последнее средство.

Я иду неторенной тропой. Любое мое движение позже будет считаться прецедентом.

Я совершенно уверен, что никто не должен ни на минуту колебаться прибегнуть к оружию для защиты бесценного дара свободы, от которого зависит все  добро и зло в  жизни, однако оружие, смею добавить, последнее средство.