Велики силы любви, располагающие любящих к трудным подвигам, перенесению чрезвычайных негаданных опасностей.

Вы, конечно, знаете, пригожие дамы, что всем нам свойственно видеть сны, причем некоторые сны спящий, покуда он спит, целиком принимает за истину; когда же он просыпается, то иные сны представляются ему вещими, иные - правдоподобными, иные - совершенно невероятными, со всем тем многие сны потом сбываются. Вот почему многие так же верят в сон, как в явь; сны то огорчают их, то радуют - смотря по тому, что они в них вселяют: страх или же надежду. Есть, однако, и такие, которые не верят в сны до тех пор, пока с ними не стрясется беда, которая им была предсказана во сне. А я - ни на чьей стороне, потому что не все сны вещие и не все обманчивые… По моему разумению, человек, который живет и поступает по совести, не должен бояться какого-либо смутного сна или же отступаться из-за него от своих добрых намерений.

собрание ста новелл «Декамеро́н» (итал. Il Decamerone, от греч. δέκα «десять», ἡμέρα «день» — букв. «Десятиднев»)

…Говорят, что  умирать хорошо, спасая жизнь другому.

Дело состоит в том, что способность, коей женский ум отличался прежде, нынешние женщины употребляют на украшение своего тела, и та франтиха и щеголиха, у которой платье пестрее, чем у других, воображает, что она заслуживает особого почета и уважения, и притом или им в голову не приходит, что если бы все их финтифлюшки и побрякушки навьючить на осла, то осел выдержал бы и неизмеримо более тяжелую ношу, чем любая из них, и все-таки его почитали бы всего-навсего за осла и ни за что более. Мне стыдно об этом говорить, потому что все это ведь и ко мне относится. Разряженные, подмалеванные, расфуфыренные, обычно они бесчувственны и немы, точно мраморные статуи, а когда к ним обратятся с вопросом, то уж так ответят, что, право, лучше было бы им промолчать. Между тем они себя убеждают, что их неуменье поддерживать разговор с дамами и благородными мужчинами проистекает из чистоты душевной, свою глупость они выдают за скромность, как будто скромность женщины состоит в том, чтобы вести беседы только со служанкой, да с прачкой, да с булочницей. Ведь если бы того требовала природа, в чем они сами себя пытаются уверить, то она каким-нибудь другим способом умерила бы их  болтливость.

собрание ста новелл «Декамерон» (итал. Il Decamerone, от греч. δέκα «десять», ἡμέρα «день» - букв. «Десятиднев»)

Достойные дамы! Есть такие люди, которые воображают, что знают больше других, а на самом деле, сколько я могу судить, знают мало,- вот почему они не желают считаться не только с чужими мнениями, но даже с природой вещей, и от этой их самоуверенности уже проистекли бедствия неисчислимые, а вот добра что-то не видать. Любовь, как никакое другое естественное проявление, терпеть не может, чтобы ее поучали и ей перечили: уж такова ее  природа, что она скорее сама собою сойдет на нет, нежели послушается голоса разума.

собрание ста новелл «Декамеро́н» (итал. Il Decamerone, от греч. δέκα «десять», ἡμέρα «день» — букв. «Десятиднев»)

Нет столь пламенного гнева, что с течением времени не остывал бы.

Подобно тому как звезды в ясные ночи служат украшением неба и цветы весной - украшением зеленых лугов, так блестки остроумия украшают приятные беседы.

Прошлые поступки гораздо легче порицать, чем исправлять.

…Тот, кто хочет быть здоровым, отчасти уже выздоравливает.

Угрозы - оружие тех, кто сам под угрозой.

Употреби текущее время так, чтобы в старости не корить себя за  молодость, прожитую зря.

Часто случается, что  человек считает счастье далеким от себя, а оно неслышными шагами уже пришло к нему.