Больше всего я мечтаю увидеть динозавров.

В истории американской рекламы был очень интересный момент: когда индустрия целиком обратилась к простым американским домохозяйкам. Именно с расчетом на домохозяек снимали ролики и печатали рекламу в журналах — все было обращено к ним. Потрясающая идея, если разобраться. Ведь это самая большая аудитория.

Внимательно следи за своей жизнью. Не трать ее на одно и то же.

Все, о чем я могу думать после съемочного дня, — это прийти домой и бросить вещи в стирку.

Дети и театр действительно несовместимы, потому что театр выжимает тебя без остатка. Но когда я слышу что-то подобное про кино, лишь остатки вежливости не позволяют мне стукнуть этого человека по лицу.

Если рай все же существует и господь ждет меня там, то, думаю, первое, что он скажет, будет: «Ну вот, видишь, я все же существую».

Есть особый сорт людей, которые напоминают мне кофе без кофеина. Именно такие люди и пугают меня больше всего.

Как только ты начинаешь говорить о мужчинах и женщинах, о политике, о человеческих расах или о чем-либо подобном, сразу же, в этот самый момент, незаметно для себя ты начинаешь распихивать людей по разным лагерям и отделять их друг от друга. главное — чтобы твои зрители были разными.

Когда кто-то говорит: «Я не интересуюсь политикой», я злюсь, потому что это примерно то же самое, что сказать «Я интересуюсь только собой. И еще своей ванной. Я и моя ванная — вот и все, что меня интересует».

Комедия — это очень сложно. В драме ты можешь играть вразнобой, путать ноты — и все равно драма останется драмой, а может быть, станет даже более трагичной. Но если в комедии ты ошибешься хоть в одной ноте — все, это уже будет не смешно.

Мне очень жалко тех людей, которые верят, что у политиков есть мораль, что правящие партии руководствуются одними лишь благими целями и что государство — их надежный защитник. Мне жалко их, потому что, когда они вдруг лишаются своей уверенности, их жизнь превращается в ад.

Многие любят Лос-Анджелес, потому что им нравится этот стиль жизни. А для меня это всегда был город бизнеса и ремесла — место, рождающее то ощущение, какое бывает в маленьких сталелитейных городках.

Мои дети не смотрят мои фильмы. Во-первых, им просто не интересно, а во-вторых, мои фильмы — не для детей.

Надо всегда стремиться к правде. Даже если она убьет тебя, она многому научит тебя перед этим.

Ненавижу, когда говорят: этот фильм напоминает мне тот. Сравнивая два фильма, ты унижаешь оба.

Не так давно я заметила, что в свои тридцать или сорок женщины обожают говорить о том, что они еще не достигли среднего возраста. В такие моменты я всегда думаю: «Да сколько же вы себе отмерили прожить?»

Не так давно я сыграла в фильме «Хлоя» (драма режиссера Атома Эгояна 2010 года.). Тема секса в этом фильме была не на последнем месте, и я очень переживала из-за этого. Но потом, когда съемки уже начались, ко мне подошел Атом и сказал: «Знаешь, а ведь все люди делают это. А когда они делают это, они, как правило, голые».

Никому не избежать боли.