Артисты и публика не должны встречаться. После того, как занавес падает, актер должен исчезнуть, как по мановению волшебной палочки.

В конце концов, мы не властны над нашей жизнью. Мужество в том, чтобы пройти свой путь, до конца.

Даже телефонный справочник можно спеть так, что весь зал будет рыдать.

Если у  мужчины красивые руки, по-настоящему красивые, он не может быть уродливым внутри. Руки не  лгут, как лица.

Когда любовь остывает, ее нужно или разогреть, или выбросить. Это не тот  продукт, который хранится в прохладном месте.

Когда я не умираю от  любви, когда мне не от чего умирать, - вот тогда я готова издохнуть!

Мой легионер! Я потеряла его, конечно, потому, что не была создана для  счастья.

Молодая девушка, была ли я когда-нибудь ею?

Момент, когда колешься не для того, чтобы тебе стало хорошо, а чтобы не было плохо, наступает очень быстро.

От любовного пожара не застрахуешься.

Публика втягивает тебя в свои объятия, открывает свое сердце и поглощает тебя целиком. Ты переполняешься ее любовью, а она - твоей. Потом в гаснущем свете зала ты слышишь шум уходящих шагов. Они еще твои. Ты уже больше не содрогаешься от восторга, но тебе хорошо. А потом улицы, мрак, сердцу становится холодно, ты одна

Я вела ужасную жизнь, это  правда. Но также - жизнь изумительную. Потому что прежде всего я любила ее - жизнь. И любила людей: моих возлюбленных, моих друзей, а также незнакомцев и незнакомок, составляющих мою публику, для которой я пела, часто превозмогая себя, для которой хотела умереть на сцене, допев свою последнюю песню.

Я всегда отличала друзей от наперсников. С друзьями мне приятно поговорить, от наперсников я ничего не скрываю.

Я любила всех прохожих, которые узнавали и днем и ночью мою скромную фигуру, мою походку. Любила толпу, которая, я надеюсь, проводит меня в последний путь, потому что я так не люблю оставаться одна. Я боюсь одиночества - этого ужасного одиночества, которое охватывает тебя на рассвете или с наступлением ночи, когда спрашиваешь себя, в чем же смысл жизни и зачем ты живешь.

Я пою не для всех - я пою для каждого.

Я умираю от  любви пятьсот раз за вечер.