Война убивала человека, но не смогла убить в нем человеческое.

«Синий платочек...», 1983

В самом деле жизнь возможна, посильна, терпима, если ты нужен хоть кому-нибудь, хотя бы единственному человеку.

Журавлев, 1989

Все же неправда, что Бог сирот жалеет, а  счастья не дает. Мне хочется вступиться за Всевышнего — не знаю, как. Дело, видимо, всего лишь в том, что  ожидание счастья — сильнее самого счастья.

Ожидание счастья, 2002

Должно быть, когда человек остается один, жизнь более чем страшна — она бессмысленна.

Двое вышли из леса, 1972

Есть душа, пусть чуть живая, и есть дух. Надо отличать житейское от жизненного.

Поэт и палач 2006

Забыв о рядовом человеке, нынешняя журналистика все больше становится отстойником политических и придворных интриг — маленький человек с его действительными страданиями никому не нужен.

Последний поклон, 1997

Задыхающимся людям свойственно искать отдушину. Чем запуганнее народ, тем желаннее глоток свободы, хоть чье-то одинокое сопротивление.

Клетка для председателя, 2004

История дает нам задание на дом, а мы веками — как нерадивые школьники. «Выучил урок?» — «Учил». — «Я не спрашиваю, учил или нет. Я спрашиваю: выучил?»

Последний звонок, 2005

Мода изменчива, самые шумные и слепые поклонники своих кумиров — самые неверные. Завтра у них будут новые идолы.

Кормление птицы, 2005

Поступки, конкретные, практические, порою выше самой светлой мысли и самой умной строки. Самая передовая мысль, самая светлая строка завянут без поступков, без действия.

об Анатолии Аграновском, Специальный корреспондент, 1984

Трудно и, наверное, важно прожить жизнь, нигде не оступившись, но не менее важно, оступившись, остаться честным.

Добро из-под полы, 1971