Бедность легче переносится, если чувствуешь свою незаурядность.

Без ошибок не может быть блестящих побед.

Бизнесмен, который ожидает, что дело принесет ему немедленный выигрыш, когда он умножит вложенные деньги, напоминает агониста, рассчитывающего на слишком большие результаты атаки, на слабые стороны противника.

Большинство любителей медленно поднимается на некоторый, в сущности очень незначительный, уровень шахматного умения и застывает на нем на многие десятилетия.

Единственный путь стать умнее — играть с более сильным противником — 1899 г.

Игроков, которым мастер может с успехом давать ферзя вперед, существуют миллионы; игроков, перешагнувших эту ступень, можно насчитать, наверно, не более четверти миллиона, а таких, которым мастер ничего не может дать вперед, вряд ли наберется больше двух-трех тысяч.

Конечно, шахматы, несмотря на их тонкое и глубокое содержание, являются лишь игрой и не могут требовать к себе такого же серьезного отношения, как  наука и  техника, которые служат насущным потребностям общества; еще менее их можно сравнивать с философией и  искусством.

Мы научились организовывать фабрики, но мы еще не умеем быть экономными в нашей умственной работе, в создании идейных ценностей.

Нет хороших или плохих ходов. Есть только хорошие или плохие сигары.

Человеческая природа отличается рациональностью и неистовством; однако кажется, что центры неистовства в мозгу человека лучше развиты, чем центры рациональности.

Я знал много шахматистов,но среди них только одного гения — Капабланку!