Не верил ни в заочное обучение, ни в загробную жизнь.

Не все попугаи говорящие. Есть и пишущие.

Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Но и ничего не делать - ошибка.

Неприятные телеграммы всегда приходят без опоздания.

Несколько десятков Новых годов делают человека старым.

Нет ничего тяжелее легких связей.

Нет пива без недолива.

Ничего не читал. Он был не читатель, а  писатель.

О  жизни и деньгах начинают думать, когда они приходят к концу.

О ком бы мы ни плакали, мы плачем о себе.

Она была холодна, как мороженое, и так же легко таяла.

Она говорила немного по-французски и очень много по телефону.

Она меняла возлюбленных, как перчатки. Перчаток она никогда не меняла.

Она не понимала его, как бесхитростные ходики, вероятно, не понимают хронометра.

Она признавала лекарства только с латинскими названиями: в русском переводе они на нее не действовали.

Она уже обижалась, когда ей уступали место в трамвае.

Он давно уже считался известным писателем, но никто об этом не знал.

Он испытывал муки Тантала, который никак не дотянется до водки.