Большие страдания быстро выводят из  жизни, а длительные не велики.

Большинство людей то бегут смерти как величайшего из зол, то жаждут ее как отдохновения от зол жизни. А  мудрец не уклоняется от  жизни и не боится не-жизни, потому что жизнь ему не мешает, а не-жизнь не кажется злом.

Всем желаниям следует предъявлять такой вопрос: что будет со мною, если исполнится то, чего я ищу, вследствие желания, и - если не исполнится?

Все, чего требует природа, легко достижимо, а все излишнее - трудно достижимо.

В философии рядом с познанием бежит удовольствие: не после изучения бывает наслаждение, а одновременно бывает изучение и наслаждение.

Гадания не существует, а если бы оно существовало, то предсказываемое следовало бы считать совершающимся помимо нас.

Даже под пыткою мудрец счастлив.

Если бы бог внимал молитвам людей, то скоро все люди погибли бы, постоянно желая зла  друг другу.

Живи незаметно!

Жизнь гибнет в откладывании, и каждый из нас  умирает, не имея досуга.

Законы изданы ради мудрых - не для того, чтобы они не делали зла, а для того, чтобы им не делали зла.

Из всего того, что  мудрость доставляет себе для  счастья всей жизни, самое важное есть обладание дружбой.

Каждый уходит из  жизни так, словно только что вошел.

Кому малого недостаточно, тому ничего не достаточно.

Кто говорит, что все происходит в  силу необходимости, тот не может сделать никакого упрека тому, кто говорит, что все происходит не в силу необходимости: ибо он утверждает, что это самое происходит в силу необходимости.