Сие не есть дело каждого.

«Вопросы [Фонвизина] и ответы [сочинителя „Былей и небылиц]“ („Собеседник любителей русского слова“, 1787, ч. 3)Ответ на вопрос «Отчего в век законодательный никто в сей части не помышляет отличиться?» из заметки Фонвизина «Несколько вопросов, могущих возбудить в умных и честных людях особливое внимание».

Снести то на  сердце, чего другой снести не мог, есть опыт твердой души, но учинить то  добро, чего другой учинить не мог, есть похвальное дело.

Совесть есть светило внутреннее, закрытое, которое освещает единственно самаго человека, и речет ему гласом тихим без звука; трогая нежно душу, приводит ее в чувство, и следуя за человеком везде, не дает ему пощады ни в каком случае.

Телесное наказание да не коснется до благородного.

«Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» (известна как «Жалованная грамота дворянству») от 21 апр. 1785 г., ст. 15

Труд преодолевается трудом.

Учение в счастии человека украшает, в несчастии же служит прибежищем.

Храните в себе те великие душевные качества, которые составляют отличительную принадлежность человека честного, человека великого и героя. Страшитесь всякой искусственности. Зараза пошлости да не помрачит в вас античного вкуса к чести и доблести.

Человек и с посредственным умом, буде труд приложит, искусен быть может.

Человек с добрым сердцем старается обращать всякую вещь и дело в  добро; человек с дурным сердцем старается в добре найти злое.

Это не дворец, это склеп и  жить здесь невозможно.

Я бы отважилась на все для  славы и в чине поручика в первую же кампанию не снесла бы головы.

Так отвечала Екатерина в ответ на свой же вопрос: «Чем бы я была, если бы родилась мужчиною и частным человеком?» (в начале фев. 1787 г., в беседе с иностранными посланниками в Киеве, согласно «Запискам» Л. Ф. де Сегюра).

Я не лифляндская императрица, но всероссийская.

Замечания на проект особого уложения для Лифляндии, представленный лифляндским дворянством (1767)