Бежит неверное здоровье,
И каждый час готовлюсь я
Свершить последнее условье,
Закон последний бытия;
Ты не спасешь меня, Киприда!
Пробьют урочные часы,
И низойдет к брегам Аида
Певец веселья и красы.

Взгляни на лик холодный сей,
Взгляни, в нем  жизни нет;
Но как на нем былых страстей
Еще заметен след.

Красного лета отрава, муха досадная, что ты
Вьешься, терзая меня, льнешь то к лицу, то к перстам?

Не подражай: своеобразен гений
И собственным величием велик.

О Дельвиг! слезы мне не нужны;
Верь, в закоцитной стороне
Прием радушный будет мне:
Со мною музы были дружны!

Прилежный, мирный плуг, взрывающий бразды,
Почетнее меча?

Простите, ветреные други,
С кем  беззаботно в  жизни сей
Делил я шумные досуги
Разгульной юности моей!
Я не страшуся новоселья;
Где б ни жил я, мне все равно:
Там тоже славить от безделья
Я стану дружбу и  вино.
Не изменясь в подземном мире.
И там на шаловливой лире
Превозносить я буду вновь
Покойной Дафне и Темире
Неприхотливую любовь.

Я возвращуся к вам, поля моих отцов,
Дубравы мирные, священный сердцу кров!