Бессмысленная работа превращает человека в бюрократа.

Больше всего в женщинах ценю застенчивость. Это красиво. Основа женственности не  внешность, а повышенное чувство стыда и  сочувствие окружающим.

Бывают времена, когда люди принимают коллективную вонь за единство духа.

Вожди - такие же люди, как мы, только гораздо лучше.

Впрочем, ясно и так, что я прав. Всем известно, что, например, чукчи никогда не бывают лунатиками. Да и как им быть лунатиками? Скажем, страстный чукча нежно уложил чукчанку на мягкий ягель тундры. А где луна? Луны нет. Кругом полярный день. А если кругом полярная ночь и на небе луна? Тогда где ягель? Ягеля нет. Мне могут возразить: при чем тут вообще лунатизм? Как говорят абхазцы, время, в котором стоим, настолько смутное, что все может быть.

«Ночной вагон», 2000

Вспоминая облик Харлампо и особенно его этот взгляд, я часто думал, что нечто похожее я неоднократно встречал в своей жизни. Но долго никак не мог понять, что именно. И вот наконец вспомнил. Да, точно так, как Харлампо, интеллигенция наша смотрит на людей, предлагающих насильственно овладеть Демократией: та тоже гречанка, как и Деспина. И точно так же, как и Харлампо, наша интеллигенция неизменным и твердым отрицательным движением головы дает знать, что только законным путем она будет добиваться того, что принадлежит ей по праву любви.

«Харлмапо и Деспина», глава из романа «Сандро из Чегема»

Вся  Россия - пьющий Гамлет.

Глупость высмеивается не для того, чтобы истребить глупость - она неистребима. Это делается для того, чтобы поддержать дух разумных.

Душа, совершившая предательство, всякую неожиданность воспринимает как начало возмездия.

Если не можешь порвать свои цепи, плюй на них, пока не проржавеют.

Идеологизированный человек при всей своей амбициозности перестает быть личностью ровно настолько, насколько он идеологизирован.

Идеология держится на дефиците, а дефицит - на идеологии.

Искусство развлечения всегда было, но оно должно занимать свое место. Расцвет индустрии развлечений свидетельствует о неправильно понятой свободе.

Клюв идеологии всегда точно попадает, когда бьет по голове сограждан, и никогда не попадает в зерно истины.

Когда ты вплотную приближаешься к собственной смерти, мысль о том, что ты всю  жизнь трудился, успокаивает.

Море - великий примиритель.

Мудрость - это ум, настоянный на совести.