Мы такой народ: мы способны только на подвиги и преступления. На другие, менее значительные дела мы не способны.

На всех процессах жизни литература выступает одновременно в роли обвинителя и в роли защитника. Обвинителя зла и защитника добра.

Надо бы жениться по  любви, а не по расчету, но какой расчет жениться по расчету, а не по любви?

На какой глубине должна быть похоронена мысль, чтобы выглядеть достаточно глубокой?

Наконец пришло время козла отпущения. Его отпустили в другой огород, на историческую родину… Вот когда пожалела Сидорова коза, что не вышла за него замуж!

На конкурсе красоты лавровые венки присуждались по четырем номинациям: самый большой — для бедер, поменьше — для бюста, еще меньше — для талии и самый маленький для головы.

«Нам нужна вся правда!» - говорит полуправда. «Нам нужна полуправда!» - говорит четвертьправда. А что говорит правда? Она молчит. Ей опять не дают слова.

На покоренных землях Чингисхан не оставлял никого в живых: с мертвыми ему было спокойнее. Десятитысячная армия телохранителей окружала юрту Чингисхана, охраняя его от живых людей. И вся эта армия была умерщвлена на его могиле, чтоб о Чингисхане и на том свете было кому позаботиться.

Насилие, насилие, смешны твои усилия
Скрывать свое бессилие, пуская силу в ход.
Построивший Бастилию окончил жизнь в Бастилии,
Разрушивший Бастилию взошел на эшафот.

На смену первобытному коммунизму пришло рабовладельческое общество. Из бывших коммунистов получились отличные рабовладельцы, а из менее удачливых - неплохие рабы.

На суде, который над нами идет, родители наши - свидетели защиты, а  дети наши - свидетели обвинения.

На сцене геройлюбовник заламывал руки и метал громы и молнии. Потому что перед ним стояла его героиня и была она хороша, и была молода и прекрасна, а в зале сидела его  жена и следила в бинокль за этой сценой.

На сцену жизни человек совершает одинединственный выход, и его никогда не удается вызвать на бис.

НАЧАЛО НАЧАЛ…мироздание строилось по принципу всех остальных зданий: с самого первого кирпича оно уже требовало ремонта.

Неначатые рассказы

Начинается с того, что живые шагают по трупам, а кончается тем, что мертвые шагают по живым.

Наш доблестный путь от тюрьмы до сумы Сегодня все так же бунтует умы.

Наш предок, лишенный власти среди дикой природы, обрел мудрость в качестве компенсации. Поэтому, чем большую мы получаем власть, тем больше мы теряем мудрости.

Наш  человек не сам по себе плох, его делает плохим занимаемое положение. Какие замечательные у нас люди и какие отвратительные занимаемые положения!