Волк может сожрать барана, но он не станет требовать, чтобы баран за него голосовал.

Воспитанные революцией, мы пели: «Но настанет пора, и проснется народ…» Мыто думали, что это  народ так спит, а на самом деле он так бодрствовал.

Вот интересно: кого бы выбрала обезьяна, если б выбирала из своей среды человека демократическим путем?

Во  Франции надо быть либо молотом, либо наковальней (Вольтер). В России обычное положение человека - между молотом и наковальней.

Впоследствии была создана целая Страна Советов. Но, чтобы избежать чрезмерной легкости, в ней были предусмотрены специальные органы для познания каждого человека в отдельности.

В процессе борьбы за  существование и динозавры, и бронтозавры ухитрились вымереть в древние времена, задолго до своего полного уничтожения.

Время - как вода, и не потому, что оно течет, а потому, что скрадывает расстояния. Как будто из одного Ренессанса Данте и Рабле, а расстояние между ними - как между Носовым и Ломоносовым.

В романе отдельные неудачи возвышаются, как утесы, над плоской гладью посредственности.

В санаторий, в котором лечат женщин, желающих иметь детей, охотно ездят мужчины, желающие иметь женщин.

В санаторий, где лечат женщин, желающих иметь детей, охотно ездят мужчины, желающие иметь женщин.

Все вздыхали о коммунизме. Но он был детством человечества и повториться мог лишь как впадение в  детство.

В семнадцатом году мы обменяли Временное правительство на временные трудности, и с тех пор никак не удается произвести обратный обмен, потому что ни одно правительство не согласно считать себя временным.

Все модные пороки слывут добродетелями (Мольер), поэтому добродетели никак не войдут в моду.

Все началось с того, что правду отделили от истины…

«Все подвергай сомнению», сказал философ. «Всех подвергай сомнению», уточнил политик.

Все проходит, кроме истории. Потому что она уже прошла.

Все течет, все изменяется (Гераклит). Но течет быстро, а изменяется медленно.

В спорах рождается истина. Конечно, если есть от кого.