Когда его  друзья возмущались, что на Олимпийских играх его освистали пелопоннесцы, с которыми он так хорошо обошелся, он [Филипп] сказал: «Что же было бы, если бы я с ними дурно обошелся?»

Когда он [Филипп] хотел взять одно хорошо укрепленное место, а лазутчики доложили, будто оно отовсюду труднодоступно и необозримо, он спросил: «Так ли уж труднодоступно, чтобы не прошел и осел с золотым грузом?»

Не глупо ли советовать, чтобы человек, который все делает и терпит во имя  славы, сам себя лишил зрителей этой славы?

Слышать о себе хорошее или дурное зависит от нас самих.

Собравшись сделать остановку в красивом месте, но вдруг узнав, что там нет травы для вьючного осла, он [Филипп] сказал: «Вот наша жизнь: живем так, чтобы ослам было по вкусу!»

Так ли уж труднодоступно [хорошо укрепленное место], чтобы не прошел и осел с грузом золота?