В моем государстве каждый имеет право отправляться на небо своим путем.

Если бы наши солдаты понимали, из-за чего мы воюем, нельзя было бы вести ни одной войны.

Король — первый слуга и первое должностное лицо в государстве.

Министры стоят на таком шатком подножии, что малейший толчок опрокидывает их.

Мы хотим всем завладеть, как будто у нас есть время всем обладать.

На войне только одно точно известно: что ничего не известно.

Он [Петр III] позволил свергнуть себя с престола, как ребенок, которого отсылают спать.

О перевороте 1762 г., в беседе с французским посланником в России Л. Ф. де Сегюром зимой 1785 г. в Потсдаме (согласно «Запискам» де Сегюра, опубл. в 1824-1826 гг.).►Соловьев С., 8(15):100.

Русского солдата мало убить, его надо еще повалить.

Приписывается

Создавать неблагодарных почетно; быть неблагодарным позорно.

Солдатам, бегущим с поля битвы под Колином в 1757 г.: — Канальи, вы что, хотите жить вечно?

Титулы — украшение глупцов; великим людям достаточно своего имени.

Чем старше становишься, тем яснее видишь, что в этом несчастном мире Его Величество Случай делает три четверти работы.

Я покровительствую только таким свободным мыслителям, у которых приличные манеры и рассудительные воззрения.

— Я устал управлять рабами.

На ложе смерти