Библия не может быть делом Всевышнего уже потому, что Он слишком лестно отзывается там о себе и слишком плохо о человеке. Но, может быть, это как раз и доказывает, что Он ее Автор?

Боги дарят, как дети: когда им захочется, они все отбирают вновь.

Большинство людей, издающих свои сочинения, уподобляются Карлу Пятому, устроившему при  жизни церемонию собственного погребения.

В благодетеле всегда есть что-то от кредитора.

В Германии актеры могут и не иметь памяти, ибо публика ее тоже начисто лишена.

Вертер застрелился не потому, что потерял Лотту, а потому, что утратил самого себя.

В  жизни ничего наверстать невозможно - эту истину каждый должен усвоить как можно раньше.

В конечном случае самое лучше в религии то, что она рождает еретиков.

В литературе каждый норовит что-нибудь открыть или изобрести, и кто не может изобрести стихи, тот изобретает поэтов.

Во всяком случае лучше быть угловатым нечто, чем круглым ничто.

Все мы живем за счет будущего. Не удивительно, что его ожидает банкротство.

Все правители требуют слепой веры - даже небесный.

Всякий пишущий пишет автобиографию - и чем менее он это осознает, тем более автобиографичен.

Вся  поэзия лорда Байрона представляется мне намеренно растянутым самоубийством на почве сплина. Благородный лорд только и делает, что водит ножом по горлу, но не лезвием, а  тупой стороной.

Для школьного учителя тот учебник истории, которым он сам пользуется, и есть Священное писание.

Друзья не могут быть беспристрастными и часто даже бывают несправедливы, стараясь сохранить беспристрастность.

Если бы скульптор, вместо того чтобы взять резец и высечь из мрамора статую, которую он себе представляет, начал восклицать: «О, как  прекрасно, как великолепно!» - его бы высмеяли. Бездарным поэтам это еще дозволяется.