Если бы язык был продуктом не поэтического, а логического духа, существовал бы один-единственный язык.

Есть люди, способные примириться даже с концом света, если только они его заранее предсказали.

Жизнь - это бесконечное совершенствование. Считать себя совершенным - значит убить себя.

И в глубочайшем страдании есть еще  блаженство - сознание того, что ты способен страдать.

Каждый в отдельности не может противопоставить себя миру, не превращая своего маленького права в большую неправоту.

Кажется, в сердцах некоторых лирических поэтов вместо соловьев угнездились кукушки.

Как только любовь отдает все, она кончает банкротством.

Когда из  Италии возвращаешься в Германию, то кажется, будто ты вдруг состарился.

Когда человек краснеет, начинается его более благородное "я".

Кто верит в свою удачу - удачлив.

Кто начинает с того, что всем верит, кончает тем, что каждого считает плутом.

Кто хочет иметь больше, чем одного друга, не заслуживает и одного.

Культура началась с фигового листка и кончается, когда фиговый листок отброшен.

Легче повторить чудо, чем объяснить его.

Многие с утра садятся за стихотворство как за бритье.

Мотивы, предшествующие действию, по большей части изменяются во  время действия, а после него выглядят уже совсем по-другому. Это важное обстоятельство, которого многие драматурги не замечают.

Мы должны действовать; не для того, чтобы противостоять судьбе, - это не в наших силах, - а для того, чтобы идти ей навстречу.

Мы живем за счет будущего. Не удивительно, что оно оказывается банкротом.