Редко ошибешься, если исключительные поступки будешь объяснять тщеславием, посредственные - привычкой и мелкие - страхом.

«Самодовлеющее познание» - это последние силки, расставляемые моралью: при помощи их в ней можно еще раз вполне запутаться.

Свободомыслящему, «благочестивцу познания», еще более противна pia fraus (противна его «благочестию»), чем impia fraus. Отсюда его глубокое непонимание церкви, свойственное типу «свободомыслящих», - как его несвобода.

Своими принципами мы хотим либо тиранизировать наши привычки, либо оправдать их, либо заплатить им дань уважения, либо выразить порицание, либо скрыть их; очень вероятно, что двое людей с одинаковыми принципами желают при этом совершенно различного в основе.

Сковано сердце, свободен ум. Если крепко заковать свое сердце и держать его в плену, то можно дать много свободы своему уму, - я говорил это уже однажды. Но мне не верят в этом, если предположить, что сами уже не знают этого.

Следствия наших поступков хватают нас за волосы, совершенно не принимая во внимание того, что мы тем временем «исправились».

Слишком долго таились в женщине раб и  тиран. Поэтому не способна она к дружбе: ей ведома только любовь.

Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.

Соблазнить ближнего на хорошее о ней  мнение и затем всей душой поверить этому мнению ближнего, - кто сравнится в этом фокусе с женщинами!

Совершенная женщина занимается литературой так же, как совершает маленький грех: для опыта, мимоходом, оглядываясь, замечает ли это кто-нибудь, и чтобы это кто-нибудь заметил…

Совет в форме загадки. - «Если узы не рвутся сами, - попробуй раскусить их зубами».

Сострадание в человеке познания почти так же смешно, как нежные руки у циклопа.

« Сострадание ко всем» было бы суровостью и тиранией по отношению к тебе, сударь мой, сосед!

Сравнивая в целом мужчину и женщину, можно сказать следующее: женщина не была бы так гениальна в искусстве наряжаться, если бы не чувствовала инстинктивно, что ее удел - вторые роли.

Становиться исключительно в такие положения, когда нельзя иметь кажущихся добродетелей, когда, напротив, как канатный плясун на своем канате, либо падаешь, либо стоишь - либо благополучно отделываешься…

Стать зрелым мужем - это значит снова обрести ту  серьезность, которою обладал в детстве, во  время игр.

Степень и  характер родовитости человека проникает его существо до последней вершины его духа.

Стыдиться своей безнравственности - это одна из ступеней той лестницы, на вершине которой стыдятся также своей нравственности.