Существует право, по которому мы можем отнять у человека жизнь, но нет права, по которому мы могли бы отнять у него смерть.

Счастье мужчины зовется «Я хочу». Счастье женщины - «Он хочет».

Такой холодный, такой ледяной, что об него обжигают пальцы! Всякая рука содрогается, прикоснувшись к нему! - Именно поэтому его считают раскаленным.

Там, где нельзя больше любить, там нужно пройти мимо!

Там, где не подыгрывает любовь или  ненависть, женщина играет посредственно.

Темой для великого поэта могла бы стать скука Всевышнего после седьмого дня Творения.

Только из области чувств и истекает всякая достоверность, всякая чистая совесть, всякая очевидность истины.

То, что в данное время считается злом, обыкновенно есть несвоевременный отзвук того, что некогда считалось добром, - атавизм старейшего идеала.

Труднее всего уязвить наше тщеславие как раз тогда, когда уязвлена наша гордость.

Ты бежишь впереди? - Делаешь ты это как пастух? или как исключение? Третьим случаем был бы беглец… Первый вопрос совести.

«Ты хочешь расположить его к себе? Так делай вид, что теряешься перед ним».

Тяжелые, угрюмые люди становятся легче именно от того, что отягчает других, от  любви и ненависти, и на  время поднимаются к своей поверхности.

Убожество в  любви охотно маскируется отсутствием достойного любви.

Ужасно умереть в  море от жажды. Уж не хотите ли вы так засолить вашу истину, чтобы она никогда более не утоляла жажды?

Ужасные переживания жизни дают возможность разгадать, не представляет ли собою нечто ужасное тот, кто их переживает.

«У злых людей нет песен». - Отчего же у русских есть песни?

У одних раньше стареет сердце, у других - ум. Иные бывают стариками в юности, но кто поздно юн, долго остается таким.