Всяким маленьким счастьем надлежит пользоваться, как больной постелью: для выздоровления - и никак иначе.

Всякое добро исходит от зла.

В хвале больше назойливости, чем в порицании.

Вы еще не искали себя, когда обрели меня. Так бывает со всеми верующими; и потому так мало значит всякая вера.

«Где древо познания, там всегда рай» - так вещают и старейшие и новейшие змеи.

Гениальный человек невыносим, если не обладает при этом, по крайней мере, еще двумя качествами: чувством благодарности и чистоплотностью.

Говорить о женщине следует только с мужчинами.

Говорят «удовольствие» - и думают об усладах; говорят «чувство» - и думают о чувственности; говорят «тело», а думают о том, что ниже тела, - и вот таким образом была обесчещена троица хороших вещей.

Голос красоты звучит тихо: он проникает только в самые чуткие уши.

On ne peut penser et ecrire qu'passis (Г. Флобер). - Вот я и поймал тебя, нигилист! Усидчивость есть как раз  грех против духа святого. Только выхоженные мысли имеют ценность.

Даже когда народ пятится, он гонится за идеалом - и верит всегда в некое «вперед».

Даже конкубинат развращен - браком.

Даже самая широкая душа, братья мои, - какие это жалкие угодья!

Десять раз на дню должен ты находить истину, иначе будешь искать ее и ночью, и  душа твоя останется голодной.

Довольство предохраняет даже от простуды. Разве когда-нибудь простудилась женщина, умевшая хорошо одеться? - Предполагаю случай, что она была едва одета.

Должно отплачивать за  добро и за зло, но почему именно тому лицу, которое нам сделало добро или зло?

Друзья мои, вы говорите, что о вкусах не спорят? Но вся  жизнь и есть спор о вкусах!

Душа, чувствующая, что ее любят, но сама не любящая, обнаруживает свои подонки: самое низкое в ней всплывает наверх.