Кто подвергается нападкам со стороны своего времени, тот еще недостаточно опередил его - или отстал от него.

Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя.

Кто  учитель до мозга костей, тот относится серьезно ко всем вещам, лишь принимая во внимание своих учеников, - даже к самому себе.

Кто хочет научиться летать, тот должен сперва научиться стоять, и ходить, и бегать, и лазить, и танцевать: нельзя сразу научиться полету!

Кто чувствует себя предназначенным для созерцания, а не для веры, для того все верующие слишком шумливы и назойливы, - он обороняется от них.

Лучшее должно господствовать, и лучшее хочет господствовать! А где учение гласит иначе, там лучших не хватает.

Лучшее средство хорошо начать день состоит в том, чтобы, проснувшись, подумать, нельзя ли хоть одному человеку доставить сегодня радость.

Любите и ближних своих, как самих себя, - но прежде станьте теми, кто любит самого себя, - любит великой любовью, любит великим презрением!

Любить и погибнуть: это сочетание - вечно. Воля к любви означает готовность к  смерти.

Любовь к одному есть варварство: ибо она осуществляется в ущерб всем остальным. Также и любовь к  Богу.

Любовь обнаруживает высокие и скрытые качества любящего - то, что у него есть редкостного, исключительного: постольку она легко обманывает насчет того, что служит у него правилом.

Люди наказываются сильнее всего за свои добродетели.

Люди редко совершают одну неосмотрительность. В первой неосмотрительности всегда делают слишком много. Именно поэтому совершают обыкновенно еще вторую - и на этот раз делают слишком мало…

Люди свободно лгут ртом, но рожа, которую они при этом корчат, все-таки говорит правду.

Многие умирают слишком поздно, а иные - слишком рано. Пока еще странным покажется учение: «Умри вовремя!»

Много говорить о себе - может также служить средством для того, чтобы скрывать себя.

Много кратких безумий - вот что вы называете любовью. И ваш  брак кладет предел множеству кратких безумий - одной большой и долгой глупостью.

Может ли осел быть трагичным? - Что гибнешь под тяжестью, которой не можешь ни нести, ни сбросить?.. Случай философа.