Трусость еще никого не сделала бессмертным.

У римского народа (…) все лучшие люди предпочитали действовать, а не говорить, - чтобы другие прославляли их подвиги, а не сами они рассказывали о чужих.

Хороший человек, если на него не обращать внимания, становится только менее деятельным, а дурной более преступным.

Царям честные люди подозрительнее, чем дурные, и чужая доблесть всегда их страшит.

Чем славнее жизнь предков, тем позорнее нерадивость потомков; она не оставляет во тьме ни их достоинств, ни их пороков.

[Югурта] больше всех делал, меньше всех говорил о себе.