Глядя на шахматы сегодняшнего дня, можно сказать, что их настоящее неопределенно, будущее тревожно и только прошлое — блистательно навсегда.

Когда человек говорит: я люблю футбол, имеется в виду, что он любит смотреть, как другие играют в футбол. Когда же он говорит, что любит шахматы, скорее всего, подразумевается, что человек любит играть в них.

Мое отношение к  жизни — это отношение хоббииста, или как сказали бы теперь: по жизни — я хоббиист.

Никогда в  жизни я ничего не собирал. Даже кубки, медали и жетоны, мною полученные, не храню.

Помните: каждый профессионал — это потерянный любитель.

Что я действительно хотел бы исправить в своей жизни, относится к сфере частной. Мне хотелось бы попросить прощения у очень многих; почти во всех случаях это, увы, уже невозможно.

Шапкозакидательство и отчаяние часто сменяли друг друга в моих партиях. Отчаяние порой переходило в панику. Это очень опасное состояние: партия выходит из под контроля и в ней может случиться все.

Шахматы, как математическая задача, имеют конечный результат. Белые выигрывают? Ничья? Черные выигрывают? — Да, да, не пугайтесь последнего предположения: в беспристрастной науке можно предположить все.

Я всегда был неравнодушен к прошлому, тем более теперь, когда его стало много больше будущего.