Голод - неприятель: сколько вы его не побеждаете, он рано или поздно снова собирается.

Гораздо полезнее уметь предсказывать поступки людей при тех или иных обстоятельствах на основании их характера, чем судить об их характере на основании их поступков.

Губительным ядом, отравляющим наши души, является зависть.

Губить свою репутацию - значит совершать в некотором роде самоубийство. Добро и зло, которые мы делаем другим, часто отражаются на нас самих. Дурные книги могут так же испортить нас, как и дурные товарищи.

Дурные книги могут так же испортить нас, как и дурные товарищи.

Едва ли найдется человек, который при всем своем презрении к  льстецам не опускался бы до самой низкой лести перед самим собой.

Есть вещи, делать которые вполне пристойно, - непристойно лишь ими хвастаться; ибо свет обладает таким превратным суждением о вещах, что часто подвергает порицанию то, что, по существу, не только невинно, но и похвально.

Есть женщины, в характере которых самолюбие господствует в такой сильной степени, что всякую похвалу, о ком бы она ни была сказана, они конфискуют в свою пользу.

Есть женщины, которые кричат при виде мыши или крысы, а способны отравить мужа, и, что еще хуже, довести его до того, что он сам отравится.

Есть жидкости, которые, поливая пламя или наши страсти, производят действие, прямо противоположное действию воды, то есть скорее разжигают и увеличивают огонь, чем тушат его. К числу таких жидкостей принадлежит и благородный напиток, называемый пуншем.

Есть люди, никогда не рассуждающие о том, что они должны были бы сделать, а рассуждающие лишь о том, что они сделали, как если бы рассудок имел глаза на затылке и мог видеть только то, что позади.

Есть обидные слова, на которые человек, дорожащий своей честью, может ответить только пощечиной.

Женщину почти всегда можно покорить постоянством.

Женщины больше, чем  мужчины, способны к той страстной и явно бескорыстной любви, которая заботится только о благе любимого существа.

Из всех способностей, создаваемых в душе любовью, удивительнее всего способность не терять надежды среди самого мрачного отчаяния.

И наилучший отец не в состоянии соблюсти полное беспристрастие к своим детям, даже если превосходство которого-нибудь из них не влияет на его чувства.

Истинная честь не может терпеть неправду.

Как бы ни был  человек честен, а отчет о собственном поведении невольно окажется у него благоприятным; пороки выходят из его уст очищенными и, подобно хорошо процеженной мутной жидкости, оставляют всю свою грязь внутри.