Жить с иллюзией или по ту сторону иллюзий? - вот в чем вопрос.

За всем на свете стоит какое-нибудь животное: это наше самое неотвязное наваждение.

И вот я опять скитаюсь, еще живой, но, когда начинает капать дождь и я начинаю бесцельно бродить по улицам, я слышу, как позади с клацаньем падают мои бесчисленные "я", и спрашиваю себя: что дальше? Можно было предположить, что испытаниям, выпадающим на долю тела, есть предел; оказывается нет. Так высоко взмывает оно над страданием и болью, что когда все, кажется, окончательно убито, и тогда остается ноготь на мизинце или клок волос, которые дают побеги; и эти-то бессмертные побеги никогда не иссякают. Таким образом, даже когда вы безоговорочно мертвы и забыты, находится какая-то ничтожно малая частица вашего существа, способная дать побег, и эта частица выживает, сколь бы мертвым ни оказалось прошедшее будущее.

Идеи должны побуждать к действию, но если в них нет жизненной энергии, нет сексуального заряда, то не может быть и действия.

И не было у меня злее врага, чем я сам. Совершая какой-либо поступок, я твердо знал, что мог бы его и не совершать, и наоборот.

Искусство в том и состоит, чтоб не помнить о приличиях. Если вы начинаете с барабанов, надо кончать динамитом или тротилом.

Когда заело тормоз и не можешь двинуться вперед, попробуй дать задний ход. Часто это срабатывает.

Когда меня осенило, что по большому счету я ничтожнее грязи, я пришел в бурный восторг. Сразу же утратил чувство ответственности.

Когда мне страшно, я всегда смеюсь.

Когда человек тратит деньги на себя и получает от этого удовольствие, про него говорят: "Он не знает, что делать с деньгами". С моей точки зрения, такой человек нашел лучшее применение своим деньгам.

Лучше делать глупости, чем вообще ничего не делать!

Люди стали для меня книгами. Я прочитываю их от корки до корки и выбрасываю за ненадобностью. Чем больше читаю, тем ненасытнее становлюсь.

Людскому стаду мир кажется нормальным в самых ненормальных ситуациях. Добро и зло существует разве что в твоем восприятии; реальности нет, есть видимость. И эта видимость остается с тобой, даже когда тебя загоняют в тупик, но в тупике она тебе уже не нужна.

Между вещями нет существенной разницы, все быстротечно, все тлен. Вокруг тебя жизнь рушиться, зато внутри ты становишься тверже алмаза. Должно быть, именно это плотная сердцевина как магнитом привлекает к тебе других.

Меня всегда удивляло, что некоторые всерьез надеются улучшить положение вещей, - глупость какая! Ведь мир можно изменить, лишь изменив человека изнутри, а кому это под силу?

Меня надо только чуть подтолкнуть, но не изнутри, а извне.

…место - это всего лишь то, что мы создаем из него, что привносим своего, точно так же, как это происходит с  другом, любовницей, женой, домашней зверушкой или любимым занятием.